Viber Прямая почтовая реклама -
Дек 18

Начать новую жизнь для Юрия Капусты и его семьи – мечта, которую они пробуют всеми силами воплотить в реальность. Для них, жителей донецкого Тореза, это вынужденное обстоятельство. Война, разруха и безысходность положения вынудили этих людей покинуть родной кров. Они уехали в неизвестность ради того, чтобы сохранить жизнь.

Дорога М1/Е30 Брест

Фото: BrestCITY.com

Он нервно мял кепку в руках, с трудом владея собой. Голос мужчины дрожал от переживаний, глаза блестели от еле сдерживаемых накатывающих слёз. Он – скромный трудяга, никогда не хватавший звезд с неба, но за ним семья была всегда как за каменной стеной, а тут такое… Разве выдержишь?!

В редакцию «БК», как в последнюю инстанцию надежды, Юрия Васильевича привела ситуация, с которой он столкнулся уже здесь – в Бресте.

Недавнее прошлое

«Всё было как у всех: семья, дети, работа. Я работы никогда не боялся, негоже это мужику. Что ещё вспомнить? Был ликвидатором аварии на Чернобыльской АЭС, поэтому на пенсию вышел пораньше. Всё просто у меня и скромно. — Юрий Васильевич совсем не многословен. --А потом… Вы знаете, что случилось на моей родине. В один момент жизнь треснула и разделилась на «до» и «после». Авианалёты, кровь, трупы, людское горе и слёзы — как это можно описать?! А как перерассказать весь ужас от вида падающих с неба обгоревших тел? Над Торезом рухнул малазийский пассажирский «Боинг», знаете ведь, 295 погибших. По огородам да крышам домов собирали останки, фарш человеческий... Понятно, что надо было уезжать оттуда…».

День отъезда семьи из Тореза можно считать их вторым днем рождения в прямом и переносном смысле.

«Наш автомобильный маршрут не мог обогнуть район Донецкого аэропорта, — продолжает Юрий. — Помню, проезжаем его, а вокруг — ни одной живой души, как в какой-нибудь жуткой киноленте. Так неестественно. Умом понимаю, что не так что-то, а куда деваться — еду. Чуть поодаль от дороги вижу, как мужик в военной форме машет и кричит что-то. Разобрать не могу — останавливаю машину и выхожу, чтоб к нему подойти, и тут понимаю, о чем он предупреждал. Это же зона обстрела! Бегом обратно в авто — и на газ. Трогаюсь с места, отъезжаю пару десятков метров, вдруг в том месте, где только что стояла моя машина, а в ней же сидели жена, дочь и внучок, образовывается воронка от разрыва. Гляньте на мою голову — я поседел. Заново родились…».

Брестский причал

В Бресте живут родственники супруги Юрия, поэтому новым своим местом жительства семья избрала именно наш город. Понять можно, хоть какая-то родная душа рядом. С небогатым скарбом, на видавшем виды ВАЗе они приехали сюда, сняли маленькую квартиру и устроились на работу. Юрий – в автобусный парк, жена – в тепличное хозяйство.

«Понятно, что никто тут в Беларуси с объятиями нас не ждал, но порой чувствуешь себя совсем отвратно. Взять хотя бы украинское консульство. Они же как никто должны понимать нас. Оказывается, нет… Нам потребовались три справки об отсутствии судимостей на территории Украины – мне, жене и дочери. Так с нас за каждую справку взяли по 45 у.е. Я им говорю: побойтесь Бога, за что такие суммы? Нам сказали, мол, если что-то не нравится — возвращайтесь домой. Руки опускаются, честное слово…».

Но переезд, обустройство, поиск работы и сбор справок – всё это померкло перед проблемой, которая не сразу, но вдруг, как черт из табакерки, возникла из-за проезда… по платным дорогам Беларуси.

«Я же не прятался…»

«Мы когда только приехали, я оформил так называемый дозвол на три месяца временного нахождения машины в Беларуси, в ГАИ ещё мне сказали: купить страховку обязательно, и — «пожалуйста, передвигайтесь». Я 100 у.е. за страховку уплатил. Никто даже не обмолвился о платных дорогах, а я, безусловно, видел предупреждающие знаки, но решил, что, может, где-то в базе общей фиксируется, что авто теперь здесь находится. Я вовсе не хотел и не думал что-то нарушать. Мои такие выводы о спокойном передвижении без уплат за проезд укрепились, когда я вновь пришел продлевать уже на год разрешение на нахождение авто в Беларуси. Если ко мне есть претензии за пару месяцев нахождения здесь — озвучьте. Нет, тишина, ничего, «всё у вас в порядке», говорят. Я езжу, а здесь вдруг — «машина на штраф-площадку, и к уплате — 1.400 евро за проезды по платной дороге, плюс за каждый день нахождения авто на площадке по 250 тысяч белорусских рублей». Как я это всё вынесу и переживу, не знаю. Таких денег мне никогда не собрать. Сколько надо работать всей моей семье, не пить, не есть, не жить…


Беженец из Украины должен заплатить 1400 евро штрафа

Почему по факту первого нарушения меня не известили, я же не прятался нигде? Эти акты как будто специально где-то копили, чтобы потом нас под ними похоронить. Если я сначала в чем-то не разобрался, мне никто не подсказал, ладно… Но почему не сообщить об этом пусть хотя бы через неделю-две, зачем выжидать, пока я накоплю много нарушений с нереальной для меня суммой штрафа? Машина мне очень важна и нужна. И на работу я добирался тоже на авто, так как там, где мы поселились, сообщение общественным транспортом отсутствует. Помогите мне. Что мне делать?! Я не отказываюсь – нарушил, должен уплатить — и буду платить, но с меня требуют единовременной уплаты. Я бы по чуть-чуть платил. Оказывается, так нельзя. Это конец всему…».

Стена отказа

Рассказать уважаемому читателю, какое количество звонков по инстанциям я сделала – не поддается счету. Стена отказа – 100%. Чиновники министерств и ведомств, прежде чем меня перенаправить с прошением об оказании помощи украинскому беженцу, предлагали следующие варианты выхода из ситуации: «Пусть трудовой коллектив поддержит и соберет средства», «Найдите людей, которые поддержат», «Есть объединения волонтеров – они этим занимаются».

Жителю Донецка 1400 евро штрафа за проезд по платным дорогам Беларуси

Допуск на временное нахождение транспортного средства в Беларуси

Как вам? На мои предложения примерить лично на себя или на свои трудовые министерские коллективы роль посильных помощников в благом деле – сразу натыкалась на отказ от продолжения разговора, чиновники ссылались на загруженность работой. Они же о нас там, о людях пекутся, а тут журналист отвлекает, получается, так?! Людей, которые помогают, действительно, много, и волонтеров много. И помощь они оказывают посильную регулярно, этими историями наполнены страницы немалого ряда изданий. Вот только не на слуху и не встречаются, например, случаи отказа сотрудниками какого-нибудь серьезного ведомства на неделю от служебных авто в пользу какого-нибудь приюта или благотворительной программы, или передачи ими части своего оклада на те же нужды. А вот как старенькая бабушка-пенсионерка делится одной из двух имеющихся у нее пачек макарон с нуждающимися – это не диковинка.

«Сырая» система

Как известно, национальная система электронного взимания платы за проезд по дорогам Беларуси BelToll введена в коммерческую эксплуатацию 1 августа 2013 года. То, что нареканий и претензий на работу системы много, – ни для кого не секрет. О её «сырости » живых свидетельств, как в СМИ, так и просто рассказов людей – тьма. «Выдергиваю» первое попавшееся на форуме обсуждение.

fylhtq65_tutby21: «Мои партнёры почти все попали в Беларуси на штрафы!!! И сейчас их сюда колом не загнать. У одного партнёра БМВ-650, и с неё не считалась оплата, как пояснили, из- за лобового стекла. Он заплатил, расплевался и уехал, даже устройство не сдавал , а прямо на таможне растоптал его… Просто стыдовище какое- то!!!!».

Претензий много, но, правда, есть и случаи возврата взысканных денег. В ситуации же с Юрием Капустой мы разбираемся не с работой системы, а ищем возможность исключения из её правил.

Транспортники сразу отправили меня в РУП «Белавтострада», на которую возложено взимание платежей за проезд автотранспортных средств по автомобильной дороге Брест — Минск — граница Российской Федерации. Его руководство перенаправило меня к своим непосредственным руководителям – в Министерство транспорта и коммуникаций Республики Беларусь. Оттуда – к оператору национальной системы сбора платы за проезд BelToll, в ИООО «Капш Телематик Сервисиз». В «Капш» сказали, что система BelToll никоим образом не может повлиять на процедуру оформления штрафов, разбора претензий и возврата неправомерно взысканных сумм. И изменить порядок фиксации нарушений тоже нельзя – в Беларуси построена базовая система, подобная работает и в других европейских странах, — она не должна «думать» и «разбираться», она лишь фиксирует нарушения и передает их дальше.Претензии предъявляются как раз в «Белавтостраду» и ту самую Транспортную инспекцию, с которой всё начиналось, а операторы ничего не решают. Их система фиксирует нарушения в режиме реального времени, проверяет и, как оказалось, в течение суток передает Транспортной инспекции. Получается, транспортники растягивают оформление актов на месяцы и более?!


Платные дороги Беларуси

Карать или упреждать?

Натыкаюсь в СМИ на информацию, что оказывается, законодательством не установлен срок, в течение которого обязаны оформить акт о нарушении. В соответствии с Гражданским кодексом, взыскать оплату возможно в течение срока исковой давности – трех лет. И вопреки расхожему мнению, уполномоченные должностные лица Транспортной инспекции обладают широчайшим спектром прав в рамках контроля за соблюдением пользователями платной дороги в соответствии с указом № 426. Для контроля они вправе использовать следующие способы: остановку транспортных средств; использование предоставленных технических средств, обеспечивающих проверку правильности работы устройства электронной оплаты, контроль за внесением платы за пользование платной автомобильной дорогой и сбор данной платы; блокировку колес, задержание и (или) принудительную отбуксировку (эвакуацию) транспортного средства на охраняемую стоянку.

Отсюда у меня весьма логичный вопрос. Что мешает сотрудникам Транспортной инспекции на дорогах работать на упреждение, а не только карать? Ведь они видят нарушение сразу. Почему бы не остановить автомобиль и не сообщить водителю, что портал зафиксировал, нужно устранить, а потом продолжать движение? Да, на так называемый «штраф» человек попал – но это один штраф, а не десятки, собранные за месяцы.

«Увижу ли свой ВАЗ»?

Что ж, финишная прямая направляет опять в Транспортную инспекцию. Должна сказать, что с её руководителем по Брестскому региону Николаем Стрижом ситуацию по Юрию Капусте мы обсуждали многократно. Руководитель заверял, что понимает сложную ситуацию гражданина Украины и что он всячески пытался урегулировать этот вопрос. Он говорил, что обращался к своему непосредственному руководству в Минск с просьбой о рассмотрении этой ситуации. Ни вернуть в пользование авто, ни разрешить оплачивать частями, ни тем более аннулировать 1.400 евро с долга согласия не было получено.

«Мне безоговорочно было сказано, что закон есть закон и что он одинаков для всех. Прецедентов не было и не будет. Будь ты кем угодно – героем, инвалидом или беженцем. Всё по закону — плати. Да, мы понимаем и сочувствуем, но помочь не можем. Если будет принят закон, отменяющий плату для проезда по платным дорогам гражданам Донецкой и Луганской областей — тогда, согласно закона, и будем работать. А пока закон на рассмотрении (кстати, уже несколько месяцев) — едешь и платишь».

Я встретилась с Юрием Васильевичем Капустой после всех моих телефонных мытарств. Знаете, мне было стыдно перед ним за нас всех, вернее, за наших руководителей, так рьяно соблюдающих пресловутую букву закона и не желающих взять на себя ответственность по принятию решения. Мужчина молча выслушал и сказал:

«Мы никогда никому не были нужны. Не похоронила меня авария на Чернобыле, не похоронила война на родине, так добьёт платная дорога. Я ходил на штрафплощадку на свой ВАЗ посмотреть. Увижу ли ещё, вот вопрос?..»

Автор: Светлана ВЕРТИНСКАЯ, «Брестский курьер».

Теги: ,
18.12.2014. Просмотров:
----------------------

Интересные записи по теме:

Комментарии

Прикрепить изображение

4 комментария к “Беженцу из Украины выставили 1 400 евро штрафа за проезды по платной дороге”

  1. Александр :

    Thumb up 1 Thumb down 0

    Система сделана только на то, чтобы как можно по максимуму оштрафовать, мне интересно как эти штрафы вообще стали такими, кто их выдумал...? Люди едут сюда к своим родственникам, друзьям и просто знакомым, потому-что дома война, у многих не осталось жилья, а эта система последнее имущество забирает...

  2. Вячеслав :

    Thumb up 2 Thumb down 0

    Увы! Такова драконовская система белорусских платных дорог. Я сам из Донбасса и передвигаюсь на авто с украинскими номерами. Но в отличие от Юрия я знал об этой системе еще год назад. И все равно я совсем не уверен что у меня нет штрафов. Полная тишина со стороны транспортников. Почему не уверен? Были случаи случайного въезда на платные дороги, Это когда ты видишь знак платной дороги а свернуть нет никакой возможности! Это просто не предусмотрено (слева отбойник, справа поле — никаких разворотов!)

    Я спрашивал у работников белтула если въехать и установить датчик уже на платной дороге (до съезда) Ответ был такой — можете ставить можете не ставить — Вы уже попали на штраф! Самое отвратительное — возможность купить прибор на границе появилась только недавно! И как замечено в статье никто Вас об этом не поставит в известность. Второй отвратительный момент — нет альтернативы этим дорогам, совсем нет!!! Пусть они будут разбитыми, но они должны быть!!! Если посмотреть на карту платных дорог Беларуси — очевидно что очень скоро не будет возможности въехать в Минск бесплатно! Белорусы, сябры! Ну кто к Вам приедет, какие туристы, родственники или знакомые? Бизнесмены тоже не приедут, им не нужен этот геморрой с очередями за датчиками, (которые еще могут и не работать ) Верните обычные шлагбаумы это просто и понятно всем.

  3. admin :

    Thumb up 0 Thumb down 0

    Дима, тут даже не надо делать исключение для беженцев. Просто внести поправку в законодательный документ, что в случае когда нарушитель-иностранец имеет вид на жительство в Беларуси или поставлен на учет и проживает на территории Беларуси (есть его адрес в базе), то обязательно высылать извещение о штрафе сразу после первого зафиксированного нарушения. Срок — максимум неделя.

  4. Дима :

    Thumb up 0 Thumb down 0

    Когда надо — Закон не кто не соблюдает и на оборот!

    Достало это уже! Интересно, когда начнём платить за то, что воздухом дышим? А для беженцев можно было сделать и исключение, ведь у людей горе и не от хорошей жизни они покинули свою Родину!

    Вопросы должны решаться на региональном уровне, а не ждать указания из столицы — это моё мнение! *STRONG*