Реклама в транспорте Прямая почтовая реклама Вайбер чат
Mar 12

В начале марта 2011 года в редакции «БВ» пообщался с племянником известного защитника Брестской крепости. Геннадию было всего 4,5 года, когда началась война. Многое видел, пережил. Кое-что рассказал вне рамках газетной публикации. Думаю, наша встреча была не последней.


«Сколько испытаний может выпасть на долю человека! Одному Богу известно. Нашему новому собеседнику Геннадию Клыпе ещё в детстве пришлось немало пережить и выстрадать.
Родился он в городе Полоцке Витебской области. В 1939 году часть, в которой служил отец Гены, передислоцировали в Брестскую крепость. Свежие впечатления, новые друзья – детской радости не было предела. Но тут грянула война. Мальчику тогда исполнилось четыре с половиной года. Ранним утром он проснулся от грохота и от бомбёжки. Сегодня многие спрашивают у Геннадия Николаевича, как он мог всё запомнить в таком возрасте.

На что он отвечает: «Помню. Будто вчера это было». Отец схватил аккордеон и велел матери спускаться в подвал, потому что началось землетрясение: кормилец семьи был уверен, что войны не будет. А жена ему в ответ: «Коленька, какое же это землетрясение? Это война». Помнит Геннадий Николаевич, как мама схватила корзину, положила в неё несколько вещей, и они побежали по улице Каштановой в парк. Гена с матерью устремились в штаб просить, чтобы их вывезли как семью офицера. Их спрятали в подвале, где мать и сын ждали очереди на выезд. Но вскоре пришли немцы, и их перевели в Брестскую тюрьму. Прошло три дня, «заключённых» выпустили, и мама Гены решила пойти в сторону Полоцка. Дошли они до деревни Саки, где их приютила семья Тютчиков. В скором времени новыми жителями заинтересовались. И мать с сыном вынуждена была бежать. Они скитались по ближним деревням: Степанки, Горелки, Глубокое – никогда не забудет Геннадий Николаевич своего «туристического» маршрута. Вскоре мать устроилась на работу к старосте. В августе 1942 года пришёл приказ Жабинковской комендатуры: всех «восточников» собрать в районном центре. Нужно было срочно очистить деревню от «пришельцев». Сколько ни просили они у старосты отпустить их, сколько ни умоляли – всё напрасно: первый человек на деревне посадил их в повозку и повёз в Жабинку. Через пару часов они оказались на месте расстрела. Помнит Геннадий Николаевич выкопанную могилу, а вокруг неё человек тридцать – мамы и дети. Они стояли на бруствере, а позади них кольцом – местные жители, согнанные немцами из окрестных сёл. Страшная та картина до сих пор так и стоит перед глазами моего собеседника. Молодая женщина кусалась, царапалась, пыталась вырваться из цепких рук захватчиков. Фашист схватил её дочку за ногу и ударил головой об машину. Через несколько секунд девочка с разбитым черепом уже лежала в могиле. Мать потеряла сознание. Сильный толчок немецкого сапога отправил её вслед за дочерью. У меня потели ладони и наворачивались слёзы на глаза, когда я слушала этот страшный рассказ. А представьте себе, что испытывал в тот момент пятилетний мальчик. Захватчики стали сталкивать всех живьём в яму. Женщина, которая стояла за спиной Гены, накрыла его подолом своей юбки. А маму мальчика плотно прижала к себе. Так у Геннадия Николаевича появилась ещё одна матушка – Валерия Ивановна, спасшая его от неминуемой гибели. Немцы выпустили обоймы в покалеченных жителей, засыпали их песком. Смятённые и оцепеневшие люди продолжали стоять. Через несколько минут Валерия Ивановна приподняла подол юбки и перекрестила напуганного Гену, приговаривая: «Что мне Господь подсказал, то я и сделала. Счастья и здоровья тебе, сыночек».

Они были свободны. А куда идти? Пошли, как говорится, куда глаза глядят. Остановились в деревне Степанки. Напротив местной церкви стояла скамейка. Мама посадила на неё сына и наказала: «Сиди и никуда не уходи. Я вернусь, и мы поедем к бабушке». Так он и остался на этой скамейке. Мама не пришла: попала в концлагерь. Мальчика подкармливали добрые люди: в дом не приглашали – оставляли еду возле калитки.
Жизнь у местных жителей шла своим чередом. Однажды в деревне гуляли свадьбу. Гена побежал к церкви: авось что-нибудь поесть дадут. Тут к нему подошла женщина. Какое счастье: перед ним стояла его спасительница Валерия Ивановна. Она забрала мальчика к себе. До конца войны наш собеседник пробыл на хуторе в деревне Можейки. Он помогал приёмной семье по хозяйству, пас коров. Сегодня Геннадий Николаевич часто гостит в этих краях: душа тянется к тому месту, где пришлось рано повзрослеть. Когда окончилась война, мама нашла своего сына. Им дали однокомнатную квартиру. Вскоре их ждало радостное известие: в Новосибирске нашёлся их муж и отец. Мама и сын бросили все пожитки и поехали на встречу с родным человеком. Но тут их встретил нежданный удар: у отца была другая женщина. Генкина мама быстро уезжает назад в Белоруссию, а сына оставляет у папы. «Какие я там муки испытывал! – говорит Геннадий Николаевич. – Хуже любой бомбёжки». Мачеха избивала его, а мальчик то и дело писал слёзные письма: «Мамочка, родненькая, забери меня отсюда». И она приехала и увезла Генку в Брест. Мальчик был безумно счастлив. Он с радостью ухаживал за самым дорогим человеком на земле: стирал халаты и носочки, помогал по хозяйству. Учился Гена в седьмой школе. Получив аттестат, юноша поступил в Минский институт физической культуры. И снова вернулся в родную школу, но уже преподавателем. Биография Геннадия Николаевича говорит о том, что этот человек достойно идёт по жизни. Мастер спорта Советского Союза по акробатике, семикратный чемпион БССР по лёгкой атлетике, председатель городского спортивного комитета, заместитель генерального директора «СовавтоБреста» — согласитесь, жизнь била ключом. Да и на личном фронте всё сложилось. Свою будущую супругу он полюбил в третьем классе. И все школьные годы берёг это светлое чувство. Окончил институт и предложил избраннице руку и сердце. Они вместе уже 52 года и гордятся главным своим житейским богатством — сыновьями, внуками и правнуками».

Елена Синявская, «Брестский вестник».

Теги:

----------------------
Понравилась статья? Поделитесь друзьями:

Интересные записи по теме:

Написать ответ

Прикрепить изображение