Pochta Atlant Brest
Янв 24

Бывших наркоманов мало: большинство из них умирает еще до сорока, не сумев вернуться в реальность после очередного «прихода» – первого толчка адреналина.

Человек в маскеСнимок-иллюстрация

Еще меньше тех, кто, сумев взять себя в руки, соглашается рассказать о своем прошлом.

Мой собеседник, к счастью, понял: что бы ни происходило с тобой раньше, будущее твое может стать безупречным. Каждый рассвет приносит с собой возможность начать принципиально новую жизнь. Он пришел в редакцию газеты с желанием спасти как можно больше людей от того ада, который пережил сам.

«Мне 38 лет, — начал свой рассказ Михаил. — Всю свою сознательную жизнь живу в Бресте. Рос в благополучной семье. Когда учился в школе, профессионально занимался футболом, окончил СДЮШ №5. После 11-го класса по настоятельному совету отца поступал в военную академию. Но почти не готовился. И, хотя прошел все профотборы, на физике «срезался». На следующий год поступил на юридический факультет в коммерческий вуз: в современный гуманитарный университет.

Шаг во тьму

Впервые с наркотиками столкнулся в 11-м классе. Мой школьный товарищ с компанией пригласил меня на дачу. Они там варили маковое зелье, а я не понимал, что это такое. Во времена Советского Союза не было такой открытой борьбы с наркотиками. Когда же увидел шприцы, в душе ахнул, потому что мне всегда были неприятны такие процедуры, как, например, сдавать кровь в поликлинике: для меня это было «катастрофой». Но в своем окружении я пользовался авторитетом, и меня взяли на «слабо». Мне было стыдно отказываться: а вдруг подумают, что я испугался. Я протянул руку и сказал: «На, коли». Первое знакомство с наркотиком меня не впечатлило и не понравилось.

Год между вступительными экзаменами в первый и второй вузы я проводил праздно, нигде официально не работал. Хотя вполне мог бы, например, устроиться водителем. У меня уже были права на категории В и С, которые я получил, окончив УПК еще в школе. Но амбиций было много. В эти несколько месяцев в жизни начали происходить разные нехорошие события, появляться ненужные мне люди. Встретился снова один знакомый из той самой компании, где я впервые укололся. Мы с ним поговорили, и он мне опять предложил наркотик. Согласия долго ждать не пришлось. Повлияло и то, что мы расстались с девушкой, с которой дружили около трех лет. Это была первая любовь, серьезные и сильные чувства. Тогда я долго переживал и мучился.

Голос шприца

После «дозы» мне стало легче. Видеться с приятелем тоже стали чаще, тем более что жили по соседству. Стоили наркотики тогда сравнительно недорого. Это была маковая соломка поначалу. Героин появился позже, в 2001 году. Знакомый мой тогда жил с девушкой, которая тоже употребляла. И долгое время я не осознавал до конца, куда я втянулся и насколько это пагубно. У меня были свои деньги, я помогал в бизнесе, которым занимались мои близкие. Дома меня любили, помогали во всем.

Пока употреблял соломку, удавалось скрывать мое пристрастие от родителей. И я не понимал, насколько цепкие лапы у порока. Мне казалось, что в любой момент, если будет необходимость, я остановлюсь. Меня это не беспокоило и не напрягало, однако на учебе не замедлило отразиться. Окончил первый семестр, а вторую сессию уже не сдал из-за того, что у меня была ломка: я просто не в состоянии был идти на экзамены. Институт я оставил и через несколько месяцев признался в этом родителям. С большим трудом мне пошли навстречу и задним числом оформили академический отпуск.

Родители пытались спасать меня, возили по разным врачам, платно и анонимно. Но это не помогало. Мне купировали синдром, психической зависимости уже не было. Но в мыслях наркотики не покидали меня ни на один день. Я вернулся в институт, окончил первый курс, а на втором произошла аналогичная история: ломка, нечем уколоться… Опять всё забросил. Вечным студентом так и остался. Но жил, боролся, менял наркотики.

На круги своя

Потом проблема усугубилась. Это бесконечные стрессы дома, за меня все переживают, пытаются спасти, а мне кажется, что меня никто не понимает и не слышит. В принципе я осознавал, насколько всё плохо, но еще сам в себе не разобрался. Я проехал немало клиник, побывал на приеме у многих врачей. Но в один момент понял: медицина в этом вопросе бессильна. Если сам себя не победишь, никто не поможет. Понял, что приоритеты в жизни надо расставлять по-новому. Постепенно, маленькими шагами я шел, чтобы избавиться от этой проблемы. Появились в моей жизни и правоохранительные органы: нарушал закон, привлекался. Меня ловили «на хранении». Первые две судимости были именно за это. Первый раз я отделался большим штрафом. Буквально через несколько лет аналогичная ситуация, та же статья. И опять мне повезло — дали год «химии». Освободили досрочно.

Следующая судимость была за злостное хулиганство. Тогда я встречался с девушкой. Она попала в неприглядную историю, я заступился за нее… И опять судьба пожалела меня. Как действующему в состоянии аффекта, на почве ревности, мне дали три года «домашней химии». Потом снова попался с наркотиками, и тогда мне «химию» заменили двумя годами колонии общего режима. Пока я был там, мне казалось, что я всё осознал, всё понял. Перед освобождением себя хорошо чувствовал, несмотря на то, что уже 10 лет был связан с наркотиками. И здоровье было подорвано изрядно. Хотя Бог миловал – ни ВИЧ-инфекции, ничего другого у меня нет. На свободу вышел с чистой совестью. Надеялся: наверно, мне как-то удастся изменить свою жизнь. Однако на свободе голову вновь закружило – опять друзья, компании. История закрутилась по-новому.

Переворот в душе

И первая же ломка: проснулся с ужасным ощущением того, что опять попал туда, куда ни в коем случае не хотел. После этого момента начал себя сильно критиковать. И родители опять увидели меня таким. Отец махнул рукой, сказав, что я неисправим. Мать же ни на секунду не сомневалась, она в меня верила, за что ей огромное спасибо. Опять бесконечный стресс дома, война, я борюсь с семьей, с собой. Вел асоциальный образ жизни, опять не работал. Все эти несколько лет мне очень хотелось поставить точку. И вот однажды я встретил знакомого, который живет неподалеку. Не знаю, почему так случилось, но он заговорил со мной. То ли пожалел, то ли увидел во мне человека. Мы случайно встретились на улице. Он успешный предприниматель. Приветливо поздоровался со мной и спросил, как дела.

В его голосе чувствовалось расположение, сопереживание, боль за таких, как я. Мы с ним немного побеседовали. «Я же вижу, что ты, Михаил, хочешь жить нормальной жизнью, ты не совсем потерянный. Почему ты не борешься?» — спросил он. Я ответил, что перепробовал много вариантов. И какой-то внутренний диалог с ним завязался. Как-то вдруг в моей душе случился переворот, я почувствовал, что смогу со всем справиться. Потом мы снова встретились. И он говорит: «Михаил, я знаю, что ты в этом болоте. У тебя же приличная семья. Как ты можешь вести себя так безответственно?» И он мне сказал, что есть такая метадоновая программа, которая помогает избавиться от зависимости. Я позвонил в наш Брестский наркологический диспансер. Меня пригласили прийти, зарегистрировали, провели все процедуры. Ходил я на программу около двух лет, одновременно работал над собой, общался с врачом. Моя задача была не просто избавиться от ломки, а полностью от зависимости. Мне это удалось.

Полтора года прошло, как я вышел из программы. Сейчас я абсолютно чист. Этот лист биографии я перевернул и не хочу к нему возвращаться. Всех людей, которые связаны с наркотиками, я обхожу стороной, даже не здороваюсь. Когда я ходил на программу, специально ездил к открытию, к семи утра, чтобы не встречаться ни с кем. Потому что это всегда соблазн. Такие люди есть, кто туда ходит, поддерживает себя и больше не возвращается к наркотикам».

– Что Вас воодушевляет, помогает твердости убеждений?

– Помню, как в детстве отец брал меня с собой на рыбалку, я занимался спортом, от этого получал удовольствие. Мне было интересно жить. Вообще в мире столько всего прекрасного. А когда дурманишь себя зельем, ты об этом забываешь. И когда вдруг выскакиваешь из нереального мира на мгновение, не можешь к этому вернуться, потому что ты – как маленький ребенок, абсолютно дезориентирован. Мне удалось с этим справиться. У меня появилась девушка. Я хочу иметь семью, детей. Многие, кто с этой проблемой столкнулся, не понимают, что они тонут. Нужно, чтобы им кто-то подсказывал, научил жить по-новому. Мне сильно помогло общение с врачом. Я постоянно задавал ему вопросы, связанные с тем, как выходить из зависимости, спрашивал о последствиях. Опять же, если есть в человеке искра, ему можно помочь. Заставить невозможно.

Я знаю, какая это боль – наркотики, и теперь меня близко к ним не тянет. Корень зла – слишком много себя жалеешь. Пока ты не изучишь все трудности на себе, к избавлению прийти невозможно.

– Ваши советы тем, кто считает наркотики безобидным занятием?

– Я бы посоветовал никогда не сталкиваться с этой бедой. Надо понимать, что это колоссальная проблема. И если тебе говорят: «Один раз, ничего не случится», знайте, что наркотик тебя съест по-любому. Сейчас информации на этот счет очень много. Трагических случаев тоже огромное количество. Нужно уметь думать и анализировать. Надо заниматься собой еще в школе. Не ждать, когда ты ее окончишь, получишь паспорт, станешь совершеннолетним и тогда будешь что-то решать. Хотел бы родителям дать совет: гораздо больше уделяйте времени своим детям. Дети зачастую предоставлены сами себе. Возраст наркозависимых очень понизился. Я презираю тех, кто на этом наживается. Мне они жизнь сломали.

– Возникает ли пристрастие в зрелом возрасте?

– У меня таких знакомых не было, чтобы в зрелом серьезном возрасте приходили к этому. Единичные случаи, возможно, и есть. Не застрахован никто, но это большая редкость. Для чего наркотик? Бороться со стрессом? Так он умножит потом проблему в несколько раз. А вот к подросткам внимание родителей должно быть усиленным. Нужно знать, с кем твой ребенок общается, с кем он проводит время. Юноши и девушки в свои 14-15 лет должны осознавать, чего они хотят от жизни, куда пойдут учиться, кем станут. Многие дети живут ветрено, а у родителей времени нет – работа. Если подозрения по поводу наркотиков подтвердились, ребенка ни в коем случае нельзя ругать. Вы должны вести разговор, став с ним на одну ступеньку, а то и ниже: «Прости меня за то, что я всё время был занят. Я виноват перед тобой. Вижу, что у тебя есть проблемы: давай решать их вместе» – только так вы сможете достучаться.

Сейчас я избавился, жизнь налаживается. Встречаюсь с девушкой, работаю. Это нелегко – иметь такой груз за плечами. В своей семье тебя любят и понимают. А другие люди… Мне стыдно, я подвел родителей очень сильно, кто-то в жизни отвернулся. Мне пришлось жизнь перестраивать, с нуля начинать.

…Никто не помешает человеку переписать свою биографию с чистого листа. Прямо сейчас, в эту самую минуту ты вправе решить, как она должна, по-твоему, развиваться, не стоит ли сменить главных героев и придумать другую концовку. Единственный вопрос – захочешь ли ты это сделать. Сколько бы времени человек ни растратил в прошлом, следующий час в его жизни идеален, нетронут, готов к тому, чтобы ты распорядился им как можно лучше.

Источник информации: Марина ЛАЗАРЧУК, «Брестский вестник».

Теги: ,
24.01.2018. Просмотров:
----------------------

Последние новости:

Вам будет интересно

Комментарии

Прикрепить изображение