Видеореклама в транспорте Прямая почтовая реклама Рекламная игра. Заря
Апр 24

«Отцепитесь от меня, я сам пошел работать туда, куда отправляют после зоны, — шутит 50-летний житель городского поселка Домачево Спиридон.

ЖКХ Домачево. Уголовное дело

Сейчас он руководит молочно-товарным комплексом, который относится к крупному хозяйству, а в прошлом году занимал должность начальника цеха домачевского участка Брестского ЖКХ. Как говорит Спиридон, занимался «всеми ЖКХовскими делами» в поселке и соседних деревнях. За них и попал под коррупционную статью. Даже под две.

По словам Спиридона, хотел, чтобы его мужики могли «тупо подработать», по версии Госконтроля — «вышел за пределы предоставленных ему по службе прав и полномочий» и причинил более 70 миллионов рублей ущерба.

Со Спиридоном встречаемся у молочно-товарного комплекса, которым он руководит. Мужчина просит не называть его фамилии, пока идет следствие. О прошлом говорит сдержанно. До 2002 года он руководил колхозом «Беларусь». По версии обвинения, во время работы он «совершил хищение денежных средств путем составления фиктивных документов». Судимость Спиридон не скрывает, но настаивает, что был невиновен:

«На меня все повесили и закрыли… Им нужен был руководитель [в тюрьме]… И они отчитались», — объясняет собеседник.

Спиридон тогда назначенное наказание отбыл, а 13 лет спустя вновь оказался в кабинете следователя.

«Могли на это согласиться только мои хлопцы»

Начальником цеха домачевского участка ЖКХ Спиридон проработал 10 лет. В свое время на аукционе руководство купило у лесничества делянки для заготовки дров на нужды местной котельной. По словам Спиридона, свободных работников для заготовки дров не было, поэтому ему дали устное поручение «собрать бригаду». Руководитель развесил объявления, но достойных кандидатов не нашел

«Она [работа] была очень низкооплачиваемая. <…> Могли на это согласиться только мои хлопцы. Потому что они получали зарплату, а так еще получали пару рублей. Тупо подработать могли», — объяснил Спиридон.

На предложение откликнулся его знакомый 28-летний Евгений, который раньше работал на домачевском участке ЖКХ трактористом. Позже к нему также подключились трое подчиненных Спиридона, которые шабашили на делянке в свободное время. В договоре подряда, который районное ЖКХ заключило с Евгением, было прописано, что тот может привлекать к работам субподрядчиков. Однако трудовые отношения с тремя рабочими документально оформлены не были.

ЖКХ Домачево. Уголовное дело

«Мне было удобно потому, что я уверен был, что они не украдут тот лес, никуда не загонят, не пропьют, не напьются. Заняты люди делом», — пояснил собеседник.

Бригада занималась заготовкой дров: погрузкой, разгрузкой, складированием, распиловкой и срезкой. Материал в котельную завозили на технике предприятия. Бригада работала исправно. Дрова поставлялись в срок.

По словам Спиридона, в общей сложности в период с 2011 по 2015 год между Брестским ЖКХ и подрядчиком Евгением было заключено 15 договоров подряда. В прошлом году документами заинтересовались сотрудники комитета Госконтроля.

«Сначала вообще думали, что мы не резали ту делянку. Будто я просто начислял деньги, тот [подрядчик] получал и делился со мной», — объясняет Спиридон.

ЖКХ Домачево. Уголовное дело

Хищение и превышение власти

15 августа в отношении начальника цеха домачевского участка ЖКХ УДФР КГК возбудил уголовное дело. До суда оно не дошло. 7 января Спиридон получил постановление о его прекращении за отсутствием признаков состава преступления. Позже данное решение было отменено управлением процессуального контроля управления Следственного комитета по Брестской области для проведения дополнительного исследования новых обстоятельств по делу.

Сейчас Спиридону вменяется ч. 1 ст. 426 (Превышение власти или служебных полномочий) и ч. 2 ст. 210 (Хищение путем злоупотребления служебными полномочиями) УК.

По предварительной версии следователей Спиридон подозревается в том, что, злоупотребляя своими служебными полномочиями, имея умысел на хищение, в период с 2011 года по 2015 год инициировал заключение фиктивных договоров подряда на проведение работ.

«При этом он убедил директора предприятия о невозможности выполнения работ силами штатных сотрудников. По их окончании начальник цеха составлял акт приема-передачи выполненных работ, на основании которых денежные средства были перечислены его знакомому. Мужчина ранее работал в его подчинении трактористом и поддерживал с ним приятельские взаимоотношения. Начальник цеха других подрядчиков к заготовке и распиловке леса не привлекал. Данный мужчина не был зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя и не имел соответствующего удостоверения и разрешения на выполнение данного вида работ. К тому же фактически работы производились сотрудниками домачевского участка ЖКХ с использованием инструментов и автотранспорта предприятия. Об этом начальник цеха знал, так как лично неоднократно ездил на делянки с целью контроля.

По одному из договоров, заключенному в январе 2014 года, подрядчику в феврале были перечислены денежные средства в размере 7 120 000 белорусских рублей. При этом в работах он не принимал никакого участия, а они выполнялись тремя работниками. После проверки предприятия сотрудниками КГК по Брестской области мужчина в июле 2015 года внес в кассу ЖКХ данную сумму. На допросе он указал, что при составлении договора он предупреждал начальника цеха, что не сможет лично заниматься заготовкой дров и что эту работу сделают трое сотрудников ЖКХ. Со слов подрядчика, он передал работникам в качестве оплаты за выполненную работу по 1 500 000 рублей, а остальное оставил себе. Впоследствии мужчины эти деньги отдали ему обратно, чтобы вернуть предприятию", — сообщили в пресс-службе управления Следственного комитета по Брестской области.

Как указано в постановлении о возбуждении уголовного дела, «вследствие противоправных действий, повлекших необоснованные выплаты, отчисления и удержания», Брестскому ЖКХ причинено немногим более 67 миллионов рублей ущерба, то есть — в крупном размере.

ЖКХ Домачево. Уголовное дело

«Сидят все пьяные, и ничего не сделано»

28-летний подрядчик Евгений пояснил, что в уголовном деле о заготовке дров он проходит в качестве свидетеля. Хотя если вина Спиридона будет доказана, то и ему «может перепасть». Ведь, по версии следствия, именно Евгению перечислялись деньги за работу.

Как пояснил собеседник, изначально к работам он привлек «людей с улицы».

«Я взял трех человек из центра занятости. Завез, показал, что делать, и сказал, чтобы работали. Сам уехал на работу. В тот же день вечером я приезжаю проверить, а они сидят все пьяные, и ничего не сделано», — объяснил Евгений.

В результате от их услуг подрядчик отказался и предложил подработать трем работникам домачевского участка ЖКХ. Так, в свободное от основной работы время кочегар был вальщиком, водители трактора и ГАЗа помогали с погрузкой и разгрузкой.

«Валили лес. Водителям сказал: „Ну приехали вы, все равно ведь сидите в машинах и курите. Помогите загрузить, деньги заработаете“. Все были довольны. Все было нормально. По документам все проходило, ЖКХ было довольно, что дрова в срок приходят. А тут начинают…», — недоумевает Евгений.

С работниками подрядчик рассчитывался по мере поступления денег. По словам собеседника, сумма делилась в зависимости от объема выполненных работ. Так как Евгений и Олег занимались не только погрузкой и выгрузкой, они получали примерно по 30 процентов от поступивших средств, остальные — по 20%.

«За все время мы получили в общей сложности 75 миллионов. Это за четыре года на четверых. Давай для удобства посчитаем 80 миллионов. Делим на четыре года, получается 20 миллионов в год. Делим на четверых — это пять миллионов в год на человека мы зарабатывали. Просто огромные деньги <…> Зря я вообще связался с ЖКХ», — смеется собеседник.

ЖКХ Домачево. Уголовное дело

По словам подрядчика, изначально претензии у проверяющих были лишь к одному договору.

«Они [УДФР КГК] „тягали“ только по одному договору, по которому начислено немногим более 7 миллионов рублей. Якобы что-то излишне начислили. Меня вызвали. Тогда еще не было уголовных дел никаких. Я не хотел сдавать хлопцев [которые с ним работали], чтобы у них проблем не было. Нам посоветовали перечислить эти 7 миллионов в кассу — и все успокоится. Хлопцы приехали в Брест, дали по 1,5 миллиона каждый, я добавил до необходимой суммы, сдал деньги в кассу получил квитанцию. Поехал к УДФРовцам, лично отдал им этот квиточек. Оказалось, зря. Получилось, что если мы внесли эти деньги, значит, мы ничего не делали [не заготавливали дрова]. На следующий день берут меня и [отвозят] в Следственный комитет со всеми договорами», — объяснил Евгений.

В отличие от Спиридона, Евгений провел трое суток в изоляторе. Задержали его 21 марта.

«Я был в тот день в деревне. Жену отправил на сессию. Сидел с ребенком, которому недавно два года исполнилось. Мы с матерью посменно работаем и по очереди присматриваем за ребенком, пока нет жены. Позвонили мне из УДФРа, сказали, нужно встретиться. Я объяснил, что сижу с ребенком и не могу приехать в Брест. Они тогда приехали ко мне в деревню, говорят, надо все равно ехать в Брест. Позвонил матери, попросил ее замениться и пару часов присмотреть. Я ведь не думал, что меня посадят. У нее не получалось. Я и сказал им, что не смогу уехать. Они мне говорят, мол, давай тогда мы его в детдом сдадим. <…> Я вызвонил сестру, которая воспитывает троих своих, уговорил взять и мою малую на пару часиков. Отвез дочь и поехал с ними в Брест. В УДФР они мне наручники „клац“, а потом в ИВС. Говорили, что я там и дня не просижу. <…> Это был их последний выход: посадить меня, чтобы я сказал все, что им надо», — сообщил собеседник.

После трех суток в изоляторе Евгения выпустили на свободу.

ЖКХ Домачево. Уголовное дело

«Никто не обижался»

TUT.BY встретился с двумя рабочими, которые помогали подрядчику Евгению заготавливать дрова. Александр сейчас на пенсии. Раньше работал трактористом на домачевском участке. По словам собеседника, в месяц зарабатывал 2−2,2 миллиона рублей. Денег не хватало, поэтому с радостью принял предложение подработать в свободное время на заготовке дров:

«Женя [подрядчик] мне говорил: если хочешь на бутылку, две заработать, не сиди в тракторе, а помоги загрузить машину. А что мне? Мы раз-раз — загрузили ту машину, и все. В понедельник у меня выходной, тогда меня он забирал, и уже я с ним там в лесу целый день работал», — объяснил Александр

По словам мужчины, Евгений с ним рассчитывался. «как были деньги», и подчеркивает, что в финансовом плане «не обижал».

Еще один свидетель по уголовному делу Олег работает в котельной кочегаром. Как и Александр, он помогал подрядчику с заготовкой дров в свободное время. В обязанности Олега входили валка, обрубка, погрузка, разгрузка.

ЖКХ Домачево. Уголовное дело

«Поработал до вечера, приезжал домой и в ночь на работу [в котельную]. Было так. Бывало, что и после ночи работал. Редко, но бывало. В выходной я тоже ехал [на делянку]. Валили с Женей вдвоем. Когда он, когда я. Обрубали, тоскали в кучу, крыжевали, резали, грузили в машину. Выезжали сюда [в котельную], складировали. Если лесовоз привозил, то тут и распиливали. Потому, что лесовоз берет по 6−8 метров, а в котел такое не вкинешь. Другие хлопцы помогали нам в обед», — рассказал Олег.

По словам Олега, с ним Евгений рассчитывался по мере того, как тому перечисляло деньги районное ЖКХ.

«Мы спилили, обрезали, вытащили на кучу, загрузили, привезли. Когда привезли, посчитали кубатуру, потом в течение месяца в конторе посчитали — и перечислили деньги на счет Жени, так как на него был заключен договор. Он снимал деньги в банкомате и с нами рассчитывался», — объяснил кочегар.

Олег говорит, что расчет с работниками был справедливый: кто как работал, столько и заработал.

«Никто не обижался. Старался делить поровну», — сказал собеседник.

Дело труба

Спиридон и Евгений также проходят подозреваемыми по уголовному делу, возбужденному по ч. 2 ст. 210. Этот материал связан с прокладкой трубы в деревне Приборово. По версии УДФР, Спиридон, злоупотребляя полномочиями и имея умысел на хищение денег и товарно-материальных ценностей, инициировал заключение с Евгением фиктивного договора подряда на проведение работ по текущему ремонту водопровода, а также на составление соответствующего наряда и акта приема-передачи выполненных работы, включив в них работы, которые Евгений не выполнял. В результате подрядчику были необоснованно перечислены 8,9 миллиона рублей. Кроме того, Спиридону вменяется излишнее списание материалов на 2,4 миллиона рублей.

«Суть та же, что и с лесом. Якобы трубу прокладывал не я с товарищем, а рабочие ЖКХ, а мне просто деньги перечислили. Я говорю УДФРовцу: ну раз не я прокладывал, так покажите мне тех, кто выполнил эти работы. Кто ее прокладывал? Где они? Не показали. Зато показали какой-то акт, по которому траншею для трубы выкапывал трактор, какие-то расчеты, стоимость. Я ведь изначально давал показания, что я траншею не рыл. Мне дали задание отремонтировать трубу — я это и сделал: приехал с товарищем и за 2−3 часа все сделал. Сколько там работы?! За это мне начислили почти 8 миллионов. Я так УДФРовцам и сказал, что это были мои самые легкие деньги. Я что, должен был звонить в ЖКХ и жаловаться, что мне много начислили?», — удивляется Евгений с учетом того, что с ним изначально не оговаривалась сумма, которую заплатят за работу.

ЖКХ Домачево. Уголовное дело

По словам Евгения, договор подряда по трубе, как и в случае с лесом, с ним заключало Брестское ЖКХ, а не Спиридон. Собеседник также настаивает, что они не имеют отношения к списанным материалам.

«Ни я, ни Спиридон материалы не принимали и ничего не списывали. Каким боком мы к этому относимся — вообще непонятно», — рассказал Евгений.

Есть или нет

Уголовные дела в отношении Спиридона и Евгения возбуждал комитет Госконтроля. Их расследованием занимается Брестский межрайонный отдел Следственного комитета. Именно следователям предстоит выяснить, есть ли состав преступления в действиях мужчин или нет.

В беседе с корреспондентом «СБ Беларусь Сегодня» начальник Брестского областного управления ЖКХ Сергей Лобанов комментировал ситуацию с домачевским участком так:

— У лесников норма — 5−6 кубов. Ну привез человек 15 кубов вместо трех. Договор у него был на 60. Он его быстрее исполнил, а помогал ли ему кто или нет — это не наши проблемы. Нет, говорят нам, вы приписали, он сам не мог столько заготовить. А по уголовным делам рано говорить до суда: виноват кто-то или нет.

Источник информации: Станислав Коршунов / TUT.BY

Теги: ,

----------------------
Поделитесь новостью с друзьями:

Интересные записи по теме:

Написать ответ

Прикрепить изображение (до 2Мб)