Реклама в транспорте Прямая почтовая реклама Атлант-М Запад Вайбер чат
Мар 28

«Комсомолка» побывала в одной из самых старых ювелирных мастерских Бреста

Одна из самых старых ювелирных мастерских в Бресте

Пробу золота приемщица проверят с помощью специальных реактивов. Фото: Настасья ЗАНЬКО

— После развала Союза наша работа стала чуть ли не цеховой, ведь выучиться в Беларуси на ювелира нельзя, — в брестской ювелирной мастерской «Яхонт» меня встречает ее директор Андрей Петрович Козловский. — Да, в технологическом институте в Минске открыли факультет «Технология производства ювелирных изделий», но там готовят только технологов, а не ювелиров-художников. Поэтому у нас ювелиры передают свои умения и навыки только друг другу.

— Раньше все учились в ювелирной школе в Красном Селе, что в Костромской области, — она была одна на весь Советский Союз. Это небольшой поселок, а там ювелирный завод. Там целые династии ювелиров живут. Вот родился и уже ювелир, — хохочут мастера.

— Вот я начинал, например, еще в 80-х, — говорит ювелир Константин Дятел. — Отучился на ювелира, после армии вернулся домой и пришел в мастерскую. Тогда ремонт и изготовление ювелирных изделий были сродни бытовому обслуживанию…

Поддельное золото приносят чуть ли не каждый день

— Наша Дарья — это зоркий глаз мастерской. Она первая определяет, золото это или нет, — указывая на хрупкую девушку, говорит директор.

На тумбочке возле приемщицы стоит коробочка с бутылочками — это реактивы для определения пробы золота. Кроме того, они помогают выявить подлинность металла.

— Если капельку этого реактива капнуть на подделку, то она почернеет. Все, вам продали фальшивку, — пожимает плечами приемщица. — Как говорится, не все то золото, что блестит

— И часто такое бывает?

— Ой, практически каждый день! Люди покупают украшения с рук — вроде оно как дешевле. А потом приходят к нам и даже ругаются, мол, мы ничего не понимаем.

Украшения взвешивают на специальных весах с точностью до миллиграмма. Вес, проба, особенности записывают в специальный журнал. Квитанцию выдают заказчику. А дальше изделие либо ремонтируют, либо переплавляют в новое.

Андрей Петрович открывает небольшую пластиковую коробку и достает бесформенные куски желтого и красного цвета. Из этих кусочков впоследствии получаются цепочки, кольца, кулоны.

Одна из самых старых ювелирных мастерских в Бресте

По таким восковым формам отливают кольца. Фото: Настасья ЗАНЬКО

— Для того, чтобы скопировать изделие мы делаем резиновую пресс-форму. Туда заливается воск. Получается восковая модель. — показывает красную восковую копию Константин Борисович.

Восковые кольца, кулоны и подвески собирают в «елочку». Потом заливают специальным гипсовым раствором, похожим на сметану, оставляя небольшое отверстие для расплавленного металла. А дальше помещают в печь.

Одна из самых старых ювелирных мастерских в Бресте

Так золотые украшения выглядят до полировки. Фото: Настасья ЗАНЬКО

— Золото расплавляем вот в этой печи при температуре 1100 градусов, — достают портативную плавильную печку ювелиры.

Одно колечко можно сделать за день. Но ювелиры собирают несколько десятков заказов, чтобы не прогонять печь впустую.

«Руки золотые в буквальном смысле»

— Это тоже какие-то заготовки? — показываю на странные грубоватые кольца песочного цвета.

— Нет. Это золотые изделия, — подходит Иван Сакович, ювелир с 30-летним стажем. — Если бы такие на улице лежали, так и не подняли бы? Правильно, потому что не блестят. Их еще нужно отполировать, кое-где нанести чеканку, вставить камни.

Одна из самых старых ювелирных мастерских в Бресте

Мода на кольца с крупными камнями возвращается. Фото: Настасья ЗАНЬКО

— Какой самый сложный заказ вам приходилось выполнять?

— Иконки делали — вот тогда повозиться пришлось, — говорит Иван Николаевич. — Вообще, у ювелира должен быть художественный вкус. Без него можно таких дел наворотить, что мама дорогая.

— А что вы делаете, если изделие не получается?

— Переплавляем. Жалко, конечно, но что сделаешь, — разводит руками мастер.

Основные работы ювелир делает за столом с яркими лампами. Инструменты — бормашина и горелка. Кроме этого мастера орудуют десятками щипчиков и пинцетиков всех мастей, стамесками, напильничками. И у каждого на столе есть суперточные весы.

Одна из самых старых ювелирных мастерских в Бресте

У каждого мастера на столе — суперточные весы. Фото: Настасья ЗАНЬКО

У Александра, который тут работает недавно, на столе банки с отбеливателями, содой и специальным раствором, который помогает при пайке золота. Илья периодически опускает туда цепочку. Парень делает ее из нескольких звеньев. Крошечные кусочки золота на его столе еле заметны простому глазу. Кажется, выдохнешь — и все разлетится.

Одна из самых старых ювелирных мастерских в Бресте

Золотую цепочку опускают в специальные растворы, чтобы лучше обрабатывать. Фото: Настасья ЗАНЬКО

— Для цепочки мы сначала делаем золотую проволоку, — рассказывает Саша. — Протягиваем кусок золота через вот специальную машинку. Получается тоненькая нитка. Дальше эту проволочку накручиваем спиралькой на специальный металлический стержень.

От этой пружинки Саша отламывает по кусочку и ловко вставляет в цепочку. Едва успеваю следить за руками — пинцет в его больших руках кажется невероятно крохотным.

— Главный наш инструмент — это кувалда, — смеются в мастерской. По словам ювелиров, иногда приходится использовать и большие молотки.

Одна из самых старых ювелирных мастерских в Бресте

У ювелира на столе - десятки различных инструментов: в ящиках можно найти даже кувалду. Фото: Настасья ЗАНЬКО

— Кроме того, приходится постоянно потирать руки, чтобы золотую пыль с рук сбить — если так не делать, то ни в какие нормы потерь не войдешь, — разводят руками ювелиры. — Мы руки моем чаще, чем врачи!

При работе с ювелирными изделиями мы придерживаемся специальных норм потерь. Они утверждены законом на каждую операцию с драгоценным металлом. В сумме с каждого изделия в процессе работы может теряться от 3,6 до 8,2%.

В 90-х приходилось делать толстые золотые цепи, а сейчас их переплавляют в кольца

Готовые изделия из мастерской отправляют в Минск на клеймение. Есть пробирный надзор, который проверят каждое кольцо, цепочку, подвеску. Если изделия соответствуют стандарту, то на кольцо или цепочку ставится проба — в основном 583-я. Также клеймо на ювелирных изделиях ставит и каждая мастерская. По нему можно определить, где и кем изготовлено изделие.

— Проба, например 583, означает, что в сплаве находится 58,3% чистого золота, а все остальное — медь и серебро, — говорят ювелиры. — Нам приносят в основном изделия пробы 585 и 583. Но существуют также 750, 885, 900 и 958 пробы. К слову, зубные коронки приносят именно 885-й пробы. Банковские слитки золотые идут уже 999-й пробы. В результате из грамма этого золота выходит 1,72 грамма 583-й пробы.

— Открою вам секрет один. Гораздо дешевле купить золотой слиток в банке и принести его нам, чтобы сделать цепочку и кольцо, чем купить готовое изделие в магазине, — говорит Андрей Петрович. — С учетом работы получится на процентов 30 — 50 дешевле.

— Наверное, в ювелирных украшениях есть своя мода?

— Конечно. В советское время любили, например, кольца и серьги с крупными камнями. Но мода опять возвращается. Сейчас снова, возвращаются и к массивным украшениям, — говорит Андрей Петрович. — В 90-е мы делали толстые золотые цепи и кресты. Прямо вал заказов был! А спустя годы эти же цепи переплавляли в обручальные кольца, более миниатюрные цепочки.

Одна из самых старых ювелирных мастерских в Бресте

Сделать ювелирное украшение в мастерской из банковского слитка дешевле, чем купить в магазине. Фото: Настасья ЗАНЬКО

— Понимаете, у всех вкус разный. Кому-то хватает одного колечка, а кому-то нужен перстень на каждый палец, — объясняет Константин Борисович.

— Как вы относитесь к моде «кольцо на каждый палец»?

— Прекрасно! Это же наши любимые клиенты. У них всегда куча заказов, — смеются ювелиры.

Источник информации: Настасья ЗАНЬКО, «Комсомольская правда».

Теги:
Просмотров:
----------------------
Понравилась статья? Поделитесь с друзьями:

Интересные записи по теме:

Обсудим?

Прикрепить изображение