Прямая почтовая реклама Рекламная игра. Заря
мая 12

Каковы были коммерческие и личные отношения между ними, досконально неизвестно, и в судебных документах это не упоминается, однако свой товар всё это время отец хранил на складах сына. Арендовал и платил за аренду.

Решение суда. Вердикт

Но с какого-то времени во взаимоотношениях между сыном и отцом возникли трения, и сын обратился в суд с исковым заявлением о взыскании в свою пользу весьма крупной денежной суммы с фирмы отца в счёт погашения задолженности по арендной плате, начиная с 2008 года по март 2016-го, а также процентов за пользование чужими деньгами, суммы в счёт возмещения расходов по уплате госпошлины за подачу иска в суд и суммы в счёт возмещения расходов на адвоката.

Представители ответчика иск признали частично, заявив о применении трёхлетнего срока исковой давности по обязательствам, срок исполнения которых определён в договорах аренды за 2008–2010 годы.

Заслушав объяснение сторон и их представителей, исследовав представленные ими доказательства, суд счёл иск сына обоснованным и подлежащим частичному удовлетворению. Доводы представителей общества с ограниченной ответственностью об истечении срока исковой давности суд признал безосновательными, так как течение срока исковой давности прервано совершением ответчиком действий, с достоверностью свидетельствующих о признании им долга. В частности, подписании акта сверки взаимных расчётов по всем договорам аренды, который был надлежащим образом оформлен, скреплён печатью и положен в основу бухгалтерского учёта ОДО и не оспаривается в установленном порядке до настоящего времени.

Согласно статям 290 и 291 Гражданского кодекса Республики Беларусь обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с их условиями и требованиями законодательства, односторонний отказ и одностороннее изменение их условий не допускаются. Согласно статям 7 и 288 ГК обязательства возникают из договора. В соответствии с частью 1 статьи 577 ГК по договору аренды арендодатель обязуется предоставить арендатору имущество за плату во временное владение и пользование.

Судом было установлено, что неувязки с арендной платой между партнёрами бывали нередко. ОДО платило неаккуратно, несвоевременно и не в полном объёме. А в 2011 году, когда по дополнительным соглашениям об установлении ежемесячной арендной платы последняя дважды увеличивалась, соглашение сторон об её величине достигнуто не было. В 2014 году был заключён очередной договор аренды сроком до 2017 года, но опять без заключения соглашения об установлении ставки арендной платы, как предусмотрено договором аренды. Поэтому стороны руководствовались условиями предыдущего договора и дополнительного соглашения.

Все эти неувязки и недоговорённости в расчётах и привели в конечном счёте к тому, что уже в ходе судебного разбирательства, 29 марта 2016 года, стороны заключили соглашение о расторжении с этого числа договора аренды складов от первого февраля 2010 года и передаче помещений от арендатора арендодателю с 30 марта по акту с соблюдением предусмотренных условий.

Было установлено, что арендатор ОДО принятые на себя обязательства по оплате аренды не выполнило полностью и оплату своевременно не произвело. Поэтому истец увеличил размер исковых требований о взыскании задолженности по арендной плате по состоянию на 31 января 2016 года и дополнительно на период с февраля по март, до заключения договора расторжения. Задолженность ОДО перед арендодателем по арендной плате подтвердилась актом сверки взаимных расчётов и расчётом задолженности, не оспоренным ответчиком. По состоянию на 31.01.2016 года она составила 1 062 436 798 рублей, за исключением периода 2007 года, за который задолженность отсутствует. Кроме того, истец в судебном заседании заявил дополнительно требование о взыскании 670 219 465 рублей процентов за пользование чужими денежными средствами. Однако суд этот расчёт признал необоснованным, так как период, за который исчисляются проценты, определяется со дня, следующего за днём истечения семидневного срока после получения арендатором письменного требования об уплате арендной платы за фактическое пользование имуществом после прекращения договора аренды по день фактической уплаты указанной арендной платы. Такое требование было направлено ответчику десятого октября прошлого года с указанием срока исполнения – месяц.
Суд также признал несостоятельной ссылку представителя ответчика на отсутствие государственной регистрации всех договоров аренды, поскольку, согласно Декрету № 24 от 2008 года «О некоторых вопросах аренды…», такие договоры не подлежат государственной регистрации и считаются заключёнными со дня их подписания.

В итоге суд Ленинского района Бреста решил: взыскать с ОДО в пользу истца сумму основного долга по арендной плате в 1 094 115 586 рублей, проценты за пользование чужими денежными средствами, возмещение расходов на уплату пошлины за подачу иска и возмещение расходов на оказание юридической помощи. Всего 1 миллиард 230 миллионов 522 тысячи 300 рублей.

Источник информации: Афанасий МАТВЕЕВ, «Брестский вестник».

Теги:

----------------------
Поделитесь новостью с друзьями:

Интересные записи по теме:

Написать ответ

Прикрепить изображение (до 2Мб)

Есть 1 комментарий. к “Как сын отсудил у отца больше миллиарда рублей. Случай из Бреста”

  1. ольга :

    Thumb up 2 Thumb down 0

    %)