Видеореклама в транспорте Прямая почтовая реклама Рекламная игра. Заря
Авг 15

Сегодня в Брестском межрайонном отделе Государственного комитета судебных экспертиз самые востребованные исследования – проверка VIN-номеров автомобилей.

Проверка вин-кода автомобиля

VIN, Vehicle Identification Number, то есть идентификационный номер транспортного средства, — это упорядоченная последовательность знаков, предназначенная для идентификации автомобиля. Он необходим для упрощенного поиска авто в различных базах данных: заводских, базах учета и регистрации, сервисных программах, базах розыска.

В обязательном порядке номер кузова должен совпадать с тем, который указан в документах. Иначе – хлопот не оберешься. Пик таких хлопот – и для тех, кто приобретал авто, и для экспертов – пришелся на 2014–15 годы, когда резко упал российский рубль и многие белорусы ринулись к соседям покупать машины за «копейки». Ситуацией воспользовались дельцы теневого автобизнеса и стали перебивать идентификационные номера имеющих криминальное прошлое или угнанных иномарок, продавая их с такими скидками, перед которыми устоять было невозможно. На что и покупались наивные граждане.

И случалось, колесили по дорогам наших стран машины-«двойники». Не исключено, что колесят и теперь. В прошлом году во время обычной проверки сотрудник ГАИ остановил Ленд Крузер 100 под управлением жителя Брестчины. При осмотре дорогой иномарки почему-то привлек внимание номер кузова. Пробил его по базе данных, и выяснилось, что точно с таким же номером машина ездит в России. Нашу отправили на экспертизу. В итоге оказалось, что с белорусским автомобилем все в порядке – куплен он в минском автосалоне Тойота, номер не перебит, не переварен. А вот с российским экспертам пришлось разбираться досконально...

Словом, тогда в Беларусь из России хлынул поток разномастных железных коней, в котором оказалось немало поддельных. О том, что транспортное средство имеет не совсем чистую биографию, владельцы зачастую узнавали уже на родине, при постановке его на учет в ГАИ, откуда подозрительные авто направляют в комитет судебных экспертиз.

— Нам, четырем экспертам, случалось исследовать до 12 машин в день. Теперь бум заметно спал, однако актуальность вопроса осталась, — отмечает старший эксперт Брестского межрайонного отдела Государственного комитета судебных экспертиз Александр Каширов. – «Перебитые» иномарки просачиваются к нам также из Евросоюза и Украины. И как только у сотрудников ГАИ во время техосмотра появляется хоть малейшее подозрение на какие-то манипуляции с VIN-номерами, они отправляют такой автомобиль на более тщательную экспертизу.

Чтобы изменить VIN на нужный номер, есть разные способы. В машинах попроще, особо не заморачиваясь, могут металлическую пластинку с новым номером просто скотчем приклеить поверх заводского. Авось пройдет. А можно вырезать элемент металлической площадки с заводскими знаками и вварить на его место новый. Либо затереть цифры и набить другие. В дорогих машинах делают это очень профессионально, ювелирно, даже можно сказать. После переделки в кустарной мастерской следы изменений маскируются различными способами: их шпаклюют, паяют, затем красят. Водителю на глаз практически невозможно определить, вносились ли какие-нибудь изменения в детали автомобиля. В таких случаях, чтобы восстановить первоначальный идентификационный номер, экспертам надо применять специальное оборудование, химические реагенты. И чаще всего цель достижима.

Сегодня есть общедоступные интернет-сайты, по которым можно «пробить» свой автомобиль по номеру кузова, говорит Александр, и узнать, к примеру, какого он года выпуска. И советует при покупке обратить внимание на год выпуска комплектующих деталей: соответствующая маркировка есть на стеклах, ремнях, пластмассовых изделиях. Год и месяц на всех должны совпадать. Конечно, некоторые детали могли быть и заменены в ходе эксплуатации, но тем не менее. Если номер кузова указывает на один год, а детали – совсем другой, то это уже должно навести покупателя на некоторые размышления. Кроме того, все или, по крайней мере, большинство деталей должны быть выпущены до выпуска автомобиля.

Чаще всего в страну ввозятся уже «перебитые» авто. Впрочем хватает и у нас «специалистов», которые в состоянии провести подобную процедуру. Известны нам и такие ухищрения: скажем, в Беларуси попадает машина в аварию, восстановлению она не подлежит, но похожая есть в Европе. Однако чтобы пригнать европейскую к нам, необходимо ее растаможить. Так вот наши умельцы здесь вырезают номер кузова из аварийной, везут за кордон, вставляют в ту иномарку и возвращаются на ней, как на своей прежней, – без всякой растаможки.

Экспертам доводится работать с самой разной автотехникой – от пожилых бусиков до иномарок стоимостью 50–60 тысяч долларов, как «Порше Кайен», «Ауди к7», «Форд Мустанг». В последнем случае подозрение у сотрудников ГАИ при постановке на учет вызвало то, что на кузове нет рельефного номера – только заводская табличка. Криминала не обнаружилось, поскольку производимые в Америке, Мексике и Канаде «Мустанги» на внутренний рынок поставляются без рельефного номера, а вот для Европы он наносится. В данном же случае авто пришло из Америки. Словом, экспертам приходится докапываться до мельчайших нюансов даже в плане происхождения транспортного средства.

Чаще всего запросы на установление факта изменения идентификационного номера поступают из ГАИ, но эксперты отдела проводят исследования также на основании заявлений физических или юридических лиц.

— К нам может обратиться любой человек – владелец транспортного средства или имеющий доверенность на управление им, чтобы удостовериться в том, что его автомобиль «чист», — продолжает собеседник. — Достаточно написать заявление, на основании которого проводим проверку и выдаем владельцу информацию. Такая услуга стоит от 40 деноминированных рублей – в зависимости от вида экспертизы, от сложности манипуляций. Можем даже приехать на место. Правда, это обойдется дороже – здесь учитывается время, затраченное экспертом. Но, как правило, обходится до 50 рублей. Попадают на экспертизу и очень старые машины – когда из-за коррозии металла VIN-номер определить невозможно. К нам обращаются любители раритетной военной техники, когда при постановке ее на учет требуется установить рельефный номер кузова. Для этого существует немало способов. Скажем, обработать кислотой...

Всего за прошлый год Брестским межрайонным отделом проведено 825 экспертиз автотранспорта. Что составило примерно треть от количества всех, которыми здесь занимаются. Первоначальные VIN-номера установлены на 27 машинах, некоторые определить не удалось. В нынешнем первом полугодии проверено уже 436 единиц, установлено 5 первоначальных «винов».

Покупая столь дорогостоящую вещь, бдительным надо быть предельно, предупреждают эксперты. Иначе хорошее настроение от приятного приобретения может быстро смениться горечью утраты. Как-то брестчанка решила подарить на день рождения любимому супругу крутую иномарку. Почти новенькую пригнали из России. Муж был несказанно рад, а когда отправился ставить на учет, его переадресовали к экспертам, которые и определили, что первоначальный VIN-номер изменен. Более того, выяснилось, что машина в угоне.

Был и такой случай. Чемпион страны по мотокроссу 90-х годов, теперь уже любитель, купил себе кроссовый мотоцикл «Ямаха» тысячи за три долларов – привез из России друг, которому он очень доверял. Как выяснили эксперты, VIN-номер на нем был перебит. Похоже, обманули и друга. Экспертная проверка затянулась, и спортсмен не попал на соревнования в Грузию, куда очень стремился. Мотоцикл, правда, зарегистрировали, но временно без права продажи.

До чего же порой бывают невнимательными покупатели автомобилей, приходится просто удивляться. Александр рассказывает: не так давно житель Брестского района для своих сельскохозяйственных нужд приобрел недорогой 20-летний «Фольксваген LT», который до того без проблем бегал в Украине. Но при постановке на учет в ГАИ обратили внимание на то, что по документам номер кузова один, а в реальности – два, причем два разных. По документам проходил тот, что значился на дублирующей табличке, а не основной рельефный. Как выяснили брестские эксперты, крепление таблички не соответствовало тому, которое использовал завод-изготовитель. Интересно, что у представителей автоинспекции соседней страны по этому поводу никаких вопросов не возникало, и машину там сняли с учета без проблем. А вот покупателю не надо было иметь никаких специальных познаний, чтобы сличить номера, которые должны быть одинаковыми. Видимо, купился человек на цену.

— Когда люди приезжают на экспертизу, они, как правило, уже внутренне готовы к тому, что VIN может оказаться недостоверным, и печальные новости воспринимают чаще всего спокойно, — говорит Александр Каширов. — Если такая ситуация на самом деле возникает, мы направляем владельцев авто в ГАИ, и уже автоинспекция назначает экспертизу и берет на себя ответственность за данный автомобиль, мы ее проводим, выясняем первоначальный номер кузова, передаем информацию опять же в ГАИ, там проводится соответствующая проверка, и дальнейшей судьбой машины занимается РОВД.

И еще – суд. Если выяснится, что транспортное средство ввезено с нарушениями таможенного оформления, оно может быть конфисковано. Если проходит по линии Интерпола, то он и будет решать судьбу авто. Если же не числится за автомобилем ничего худого, то его зарегистрируют – без права снятия с учета в течение трех лет. Словом, в каждой ситуации — отдельный подход.

Фото предоставлены Брестским межрайонным отделом
Государственного комитета судебных экспертиз

Источник информации: Ирина ОРЛОВА, «Заря».

Теги:

----------------------
Поделитесь новостью с друзьями:

Интересные записи по теме:

Написать ответ

Прикрепить изображение (до 2Мб)