Армтек до 03.12
Хостинг Прямая почтовая реклама Атлант-М Запад Газета Заря
Ноя 02

29 июня нынешнего года на перекрестке в Пинске в «Ниву» Департамента охраны врезался грузовик. В аварии пострадали трое милиционеров и 21-летняя Анна Колб, продавщица местного кафе, которую подняли посреди ночи из-за сработавшей в кафе сигнализации.

После ДТП она день провела в реанимации, три недели — в травматологии и три месяца была прикована к постели.

Травмы пострадавших сотрудников милиции признали производственными — они получили положенные по закону выплаты. Анна — нет: по документам вышло, что свои переломы она получила «в быту».

21-летняя Анна Колб — молодой специалист. В пинском кафе «Пачастунак» она отработала полтора года. Попала сюда после лунинецкого колледжа. По графику 28 июня был не ее рабочий день, но девушка заменилась с подружкой.

— Я просто в этот день узнала, что беременна, и решила сегодня поработать, чтобы завтра попасть к врачу.

Рабочий день прошел как обычно. К концу смены Анна закрыла кафе, поставила его на сигнализацию и уехала домой, к мужу:

— Где-то в 5 утра (29 июня. — Прим. авт.) позвонили из Департамента охраны. Сказали, что сработала сигнализация и за мной заедут, чтобы съездить на объект.

Ключи от кафе, по словам Анны, были у всех сотрудников. Однако так сложилось, что в случае сработки звонят тому, кто в тот день закрывал объект.

— Они (сотрудники Департамента охраны. — авт.) приехали, я села в машину, и мы поехали в кафе. Мы приехали, я открыла. Минут 15 они что-то там делали, нашли неполадку. Снова сдала объект на сигнализацию, — рассказала собеседница.

Анна и трое сотрудников Департамента охраны снова сели в патрульную «Ниву» — милиционеры повезли ее домой. Девушка села на заднее пассажирское сиденье за водителем.

Около 5.40 на перекрестке в бок патрульного автомобиля въехал грузовик. Уголовное дело по факту ДТП все еще не завершено. По предварительной информации, милицейская «Нива» ехала по второстепенной дороге и не пропустила Mercedes, который двигался по главной. Удар пришелся на сторону водителя. В аварии пострадали 22-летний водитель и трое пассажиров патрульного авто. Первому досталось больше всех: по словам Анны, парень несколько дней был в коме.


В ДТП Анна получила переломы бедра и таза. Сутки она провела в реанимации. После операции ее перевели в травматологию. Там она провела три недели и выписалась «по настоянию больного».

— Хотелось домой, — вспоминает Аня.

Там же, в больнице, ей подтвердили факт беременности. Плод, к счастью, в аварии не пострадал, и сейчас Анна уже на 23-й неделе. Первенца молодая семья ждет к концу февраля, мальчика назовут Костей.

— Теперь рожать самой нельзя из-за травмы — будут делать кесарево, — объяснила девушка.

После выписки Анна почти три месяца была прикована к постели, до сих пор она ходит с тростью. Скоро, надеется, сможет полностью восстановиться и вернуться к обычной жизни.

Сотрудники Департамента охраны к ее ситуации отнеслись по-человечески и взяли на себя основные расходы на лечение, подчеркивает Аня.

— Мне делали операцию на ногу — нужен был штифт за 6 млн рублей (старыми. — Прим. авт.). Они его покупали. Я телефон разбила в аварии, они мне купили новый. Приходили в больницу, приносили фрукты. И в первую неделю, когда меня выписали, постоянно навещали.

«Вот такая коллизия»

Анна была уверена, что ее травма будет признана производственной: ведь не по своему же желанию она посреди ночи поехала открывать торговый объект! Результаты служебного расследования ее удивили.

— После операции ко мне пришли врачи и спрашивают: «Это производственная травма?». Я сказала, что считаю травму производственной. Наверное, на раз второй или третий, когда я приехала к своему врачу, он как бы между делом спросил: «А что, вашу травму все-таки переквалифицировали в бытовую?». Я ничего об этом не знала.

«Зачем она поехала, если могла отказаться?»

Оказалось, комиссия предприятия-нанимателя ОАО «Надзея-Пинск» действительно решила, что травма Анны является бытовой.

— Есть постановление Совмина «Правила расследования и учета несчастных случаев на производстве». Там есть пункт, где сказано, что травма считается производственной, если случилась на транспорте нанимателя или страхователя. Они (члены комиссии, которая занималась расследованием случая. — авт.) дали ссылку на этот пункт. Дескать, автомобиль Департамента охраны не принадлежит ни нанимателю, ни страхователю, и Анна не связана трудовыми отношениями с Департаментом охраны. Они ехали в одной машине, но на водителя составлен акт о несчастном случае [на производстве], а она сидела сзади, серьезно пострадала, но у нее травма в быту. (…) Если бы она ехала на своем транспорте с разрешения нанимателя — это бы считалось производственной травмой. Или если бы наниматель ей выделил служебную машину — это тоже бы считалось производственной травмой, — объяснила председатель областной организации профсоюза работников торговли Елена Брындина, которая взяла ситуацию под свой личный контроль.

Елена Александровна вмешалась в это дело, так как данные ситуации возникают регулярно: практика подвоза работника до объекта, на котором сработала сигнализация, на транспорте Департамента охраны считается нормой.

— Выяснилось, что в договоре с Департаментом охраны не прописано, кто должен подвозить сотрудника на объект. Этот вопрос не урегулирован. Это просто добрая воля работников охраны подвозить материально ответственное лицо на место сработки сигнализации, а вообще они не обязаны. (…) Мы детально изучили договор и установили, что в случае отсутствия работника по месту жительства или отказа от выезда по звонку Департамента охраны они (сотрудники Департамента охраны. — Прим. авт.) обязаны нести службу на объекте до 48 часов.

При этом далеко не каждый наниматель объясняет своим работникам, что те могут отказаться выезжать по звонку Департамента охраны. В случае Анны также встал этот вопрос: зачем она поехала, если могла отказаться? Оказалось, что она об этом не знала — никто не рассказал. При этом до ДТП уже было два случая, когда она выезжала в кафе на сработку.

Без признания травмы производственной девушка не сможет получить существенные выплаты:

— Это немало. Например, ее муж брал на работе отпуск без сохранения заработной платы и три месяца ухаживал, на руках носил. А если человек нуждается в постороннем уходе, то это оплачивается. Кроме того, санаторное лечение, лекарства, медицинские препараты. (…) Есть очень много льгот пострадавшей стороне, если будет доказано, что травма производственная и произошла по вине нанимателя.

Как сообщила Елена Брындина, сейчас решается вопрос о внесении дополнений и изменений в постановление Совета министров о расследовании и учете несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний. Случай Анны помог профсоюзу сформулировать свое предложение: в частности, дополнить пункт, который касается травм, полученных во время следования к месту работы или с работы.

— Мы предложили в таких ситуациях учитывать не только транспорт нанимателя или страхователя, а также «другой организации, оказывающей услуги нанимателю».

«Милиция ее подвозила обратно — с работы домой. Вот что смутило»

TUT.BY обратился за комментарием к директору ОАО «Надзея-Пинск» Александру Ожогу. Собеседник пояснил, что служебное расследование проводилось до его назначения на должность, и пока воздержался от комментариев.

Начальник областного управления Департамента госинспекции охраны труда Валентин Проваторов сообщил, что ситуация с Анной обязательно разрешится — и, похоже, в ее пользу.

— Будет производственным этот случай. Расследуется этот материал. Мы рассмотрели это обращение, посоветовались. Случай неоднозначный, спорный. Но после дебатов пришли к выводу, что она все-таки действовала в интересах нанимателя. (…) Она же ехала не из своих интересов, поэтому надо объективно подходить к этой ситуации. Мы приходим к выводу, что все-таки она выполняла трудовую функцию, потому что была сработка (сигнализации. — авт.). У нее есть чип, и, кроме нее, там никто подъехать на тот момент не мог. Что вызвало первоначальный беглый ответ на ее обращение? То, что не совсем этот момент прописан в правилах расследования и учета несчастных случаев на производстве. В документе написано: [что производственными считаются травмы, полученные] на транспорте нанимателя, а тут транспорт наниматель не предоставлял. Милиция ее подвозила обратно с работы домой. Вот что смутило.

Источник информации: Станислав Коршунов / TUT.BY

Теги:
02.11.2017. Просмотров:
----------------------
Поделитесь этой новостью в социальных сетях:

Интересные записи по теме:

Комментарии

Прикрепить изображение