Армтек до 03.12
Окнаград
ДДТ Прямая почтовая реклама Атлант-М Запад Газета Заря
Окт 15

«Мне кажется, что это какой-то страшный сон… Отдать ребенка живого и невредимого, а получить труп», — рассказывает Светлана Коржич, мама погибшего 21-летнего солдата Александра Коржича.

Александр Коржич

19 мая ее сына призвали в армию, а 3 октября его тело обнаружили в петле в подвале в воинской части в Печах.

Матери сказали, что Саша свел счеты с жизнью. Тело парня забрали и похоронили в Пинске без отпевания — священник отказался. Мать и друзья солдата не верят в версию суицида и добиваются тщательного разбирательства. Через неделю после гибели парня Следственный комитет возбудил уголовное дело, на девятый день его все-таки отпели, а на десятый Светлане Коржич позвонила пресс-секретарь президента Наталья Эйсмонт. Она передала соболезнования президента и сообщила, что дело находится на личном контроле Александра Лукашенко и что будут приняты все меры для наказания виновных.

Квартира, где жил с мамой и бабушкой Саша Коржич, располагается в спальном микрорайоне Пинска. Мама погибшего солдата приглашает пройти в гостиную. Перед завешенным тканью телевизором стоят фотографии Саши: одна детская, вторая — сделанная незадолго до ухода в армию. На столе лежит стопка альбомов с семейными фотографиями. Светлана Николаевна берет верхний и перелистывает одну страницу за другой. Вот годовалый Саша учится ходить. Вот — плещется в тазике, отдыхает на море, катается на трехколесном велосипеде.

— А здесь он на утреннике в детском садике в костюме, — рассказывает мама, отвлекается от альбома и поднимает со стола фото маленького Саши на паспорт. — А это я просто вырезала из его паспорта. На память.

В нескольких фотоальбомах запечатлена вся жизнь Саши. Каждый период: детство, отрочество — сад, школа, лицей. Нет только одного — службы в армии.

«Мама, все нормально, все хорошо, я разберусь сам»

После школы Саша поступил в пинский колледж. Отучился по специальности техник-механик и устроился на работу в автомастерскую. По месту работы парня характеризуют как талантливого специалиста. Да и сам он любил то, чем занимался. По словам мамы, сын часто «зависал» с друзьями в гараже неподалеку.

— Он мог легко «откосить» от призыва и никто бы его не нашел. У нас родственники в Бельгии и Москве. Родственник в Москве вообще звал его к себе на работу. Но он отказался. Сказал: «Я ж белорус, на кого я Пинск оставлю». (…) Саша ничего не боялся. Говорил: «Отслужу, отдам долг Родине и буду жить, как человек». Ему же все отсрочки давали из-за недобора веса: он был худощавый. А в прошлом году он сам вызвался, ходил в военкомат. Сказали: «Мальчик, иди отсюда — не дорос». (…) В последний раз у него нашли пролапс митрального клапана и плоскостопие, но с этим, как оказалось, можно служить, — говорит мама.

Александр Коржич

По словам Светланы Николаевны, Саша должен был поехать служить в Брест, но в последний момент все поменялось:

— Он мне просто позвонил и сказал, что его везут в Печи.

По словам мамы, Саша при личных встречах рассказывал ей о том, что в части, где он оказался, царит дедовщина: его унижали, оскорбляли, вымогали деньги, продукты, сигареты. По словам родственников солдата, после присяги он повздорил «с кем-то из сержантов», а его банковская карточка находилась у прапорщика.

— Карточку прапорщик забрал. Саша мне сам рассказывал, что прапорщику нечем за квартиру платить. (…) Саша каждую неделю просил [выслать деньги]. Началось это с июня месяца. А потом звонки стали поступать все чаще и чаще. Менее чем по 50 рублей я не высылала. Потом он еще просил передать айфон, который он дома оставил. Не знаю, кому он предназначался: сержанту или прапорщику. (…) На мои вопросы все время отвечал: «Мама, все нормально, все хорошо, я разберусь сам».

Светлана Николаевна говорит, что деньги Саше перечисляли на карточку и давали в руки: она и его друзья. Сколько в общей сложности было передано средств, она не считала — «около 2 тысяч рублей».

— Извините, но зачем солдату в армии такие деньги? День позвонил, просил положить на карточку 50 рублей. Через день опять звонил, чтобы на карточку еще 50 рублей перечислили.

В конце августа Саша попросил друзей привезти ему распечатку расходов по карте. Выяснилось, что его карточкой рассчитывались в Борисове и Минске.

— Карточкой Саши пользовались еще после его смерти. Сейчас осталось на счету 1,5 рубля. Саша попросил больше 30 рублей на карточку не скидывать. Сказал: «Больше не хочу. Никому ничего давать не буду». Он сказал, что пойдет, расскажет обо всем ротному и заберет карточку у прапорщика.

Александр Коржич

«Мы везем вам тело сына»

По словам матери, к ротному Саша все-таки сходил, но из этого ничего не вышло. О том, как прошел разговор, парень маме не рассказал, но после этого предупредил ее, чтобы больше 30 рублей ему не перечисляла.

— Сказал: «Я с ними сам разберусь». Разобрался… После этого и начались все приключения, — рассказала Светлана Николаевна. — Последний звонок был: «Мама, как у тебя дела?» Я еще удивилась, спросила, почему интересуется. Он ответил: «Я тебя серьезно спрашиваю, как дела?» Может, ему угрожали, что со мной какую-то расправу учинят. Пусть бы пришли ко мне и меня за шею давили.

Во второй половине сентября у Саши поднялась температура, и 17-го числа его отправили в медчасть на лечение с острой респираторной инфекцией. Солдат позвонил маме и попросил прислать ему антибиотики. 20 сентября Светлана Николаевна отправила посылку с медикаментами, но Саша ее так и не получил. 26 сентября его выписали, а 3 октября мертвого парня обнаружили в подвальном помещении части. Маме солдата о трагедии сообщили по телефону в тот же день около 22.00.

— Мне позвонили и сказали: «Мы везем вам тело сына». Я не поняла сразу: «Какое тело? Вы о чем? Я вам тело не сдавала. Не надо мне везти. Мы приедем сами». Сели в машину и поехали. Пять человек нас было с друзьями Саши. Сутки нас мурыжили, все готовили тело. Не знаю, что они там готовили, но то, что я увидела, меня потрясло до глубины души: изувеченное тело. Он был худой, изможденный, синий. Труп окоченевший… Наверное, не один день он лежал. На голове Саши была майка, ноги связаны — таким его нашли. Майку надели — это ему «темную» делали, чтобы не видел лиц. Говорят, что солдата, который его обнаружил, в Новинки отправили.

Где солдат находился эти семь дней после выписки из медроты и до обнаружения тела в подвале, родные и близкие не знают. По словам Светланы, в части, когда она приехала забирать тело сына, ей также не смогли ответить на этот вопрос.

— Как так можно, что его с 26-го числа в части никто не видел? Как такое вообще возможно? Почему мне ничего не сообщили? Пусть бы приехали и караулили у меня под дверью — может, он сбежал из армии и домой поехал. (…) Я думаю, что из этой медроты его забрали и затянули в подвал. Никто его не искал, — негодует Светлана Николаевна.

Александр Коржич

Родным тогда сообщили предварительную версию гибели Саши — суицид. Однако то, что парень рассказывал о службе, и следы на теле заставили маму и друзей усомниться в этой версии. Светлана Николаевна написала обращения в прокуратуру, Министерство обороны и Администрацию президента с требованием провести проверку.

10 октября Следственный комитет возбудил уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 443 (Нарушение уставных правил взаимоотношений между лицами, на которых распространяется статус военнослужащего, при отсутствии отношений подчиненности, повлекшее тяжкие последствия) Уголовного кодекса. Сейчас рассматриваются три версии гибели парня: доведение до самоубийства из-за дедовщины, убийство по мотивам личных неприязненных отношений, из корыстных побуждений, вследствие обладания информацией, компрометирующей других военнослужащих и самоубийство.

Следственный комитет сообщил, что тело Саши висело в петле из брючного матерчатого ремня, прикрепленного свободным концом к металлической арматуре под потолком подвала. У него были связаны шнурки ботинков, а на голову надета майка. Где парень находился 7 дней после выписки, пока устанавливается.

Светлана Николаевна уверена, что ее сын не мог совершить самоубийство.

— Это зверское убийство. (…) Это изверги, и они должны быть наказаны по полной программе.

Как сообщил СК, два сержанта признаны подозреваемыми по уголовному делу, возбужденному по ч. 3 ст. 443 УК (Нарушение уставных правил, повлекшее тяжкие последствия), а в отношении прапорщика, который пользовался Сашиной карточкой, возбуждено дело за мошенничество. По данным следствия, с июля по сентябрь подозреваемый похитил со счета рядового не менее 150 рублей.

Светлана Николаевна считает эту цифру сильно приуменьшенной.

— Это неправда. 150 рублей — это далеко не та цифра. Я заехала в часть (за телом сына. — Прим. авт.) и попросила показать мне прапорщика, которого я кормила. Командир мне сказал, что прапорщика уже месяц как там нет.

Сейчас два сержанта и прапорщик задержаны.

На похороны Саши приезжало руководство части, в которой он служил.

— Приезжали командир и офицеры. Они были на похоронах. Там поднялся наш «афганец» — дети наши дружили — и сказал: «Надо тебя (командира части. — Прим. авт.) уложить вместе с Сашей». Там стояло человек 300. Весь микрорайон пришел с Сашей проститься. Сказали, что даже милиция приезжала, чтобы не было никаких разборок. После этого я их не видела.

«Сашу не вернешь»

12 октября Минобороны пообещало разобраться в гибели солдата и наказать виновных, а два дня спустя стало известно, что командира и четверых должностных лиц воинской части, где проходил службу Александр Коржич, отстранили от занимаемых должностей. Еще четверо были уволены из рядов Вооруженных Сил.

— Я считаю, что нужно было начинать с командира части. Когда мы приехали (забрать тело Саши. — Прим. авт.), на вопрос, где личные вещи моего сына, мне сказали, что за тридцатку Саша телефон свой продал. Как продал? Как такое может быть? — отметила женщина.

Светлана Николаевна поддерживает интернет-петицию с требованием отставки министра обороны Андрея Равкова, которая до недавнего времени размещалась на сайте zvarot.by. Сейчас петиция не открывается. Однако, по словам активистов, у них есть возможность передать все собранные подписи, а их уже более 11 тысяч, адресату.

Родные и близкие Саши убеждены, что дело солдата сдвинулось с мертвой точки благодаря их усилиям. Если бы они сидели сложа руки, «ничего бы не изменилось».

— Так хоть спасем, может, еще жизни молодых людей. Сашу уже не вернешь, плачет мама.

Источник информации: Станислав Коршунов / TUT.BY

Теги: ,
15.10.2017. Просмотров:
----------------------
Поделитесь этой новостью в социальных сетях:

Интересные записи по теме:

Комментарии

Прикрепить изображение

3 комментария к “«Сашу не вернешь, но спасем другие жизни». Мама солдата — о трех версиях гибели сына”

  1. ОЛЕГ ЯКОВЛЕВИЯ :

    Thumb up 6 Thumb down 0

    в ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ ЗА ТАКИЕ ПРОСТУПКИ НАДО СУДИТЬ ОФИЦЕРОВ, КОТОРЫЕ НЕ КОМАНДУЮТ , А ДАЮТ ВЛАСТЬ В КАЗАРМЕ ПОДОНКАМ ИЗ ЧИСЛА СТАРОСЛУЖАЩИХ КОТОРЫЕ ПО ИХ СЛОВАМ ДЕРЖАТ ПОРЯДОК В КАЗАРМЕ. НАДО КОМАНДНЫЙ СОСТАВ НЕ УВОЛЬНЯТЬ, А СУДИТЬ, ЧТОБЫ ДРУГИМ НЕ ПОВАДНО БЫЛО.

  2. Александр :

    Thumb up 5 Thumb down 1

    Это происходит не только в Печах. Такие поступки совершались и в части на полигоне под Б-и годом ранее. Избивали солдата за то что он не приносил деньги, еду, сигареты, которые матери привозили на выходные. 4 раза парень попадал в санчасть с синей грудиной и никому из руководства части не было дела. Пришлось правдами и неправдами вмешаться... Того парня, который издевался, родом из И-ч, отправили по выслуге домой, тем все и закончилось... Детей отправляют служить и там же свои же над ними издеваются. Куда смотрит руководство частей, за что они получают деньги из бюджета, которые у родителей из зарплаты высчитывают. Когда будет порядок в частях?

  3. Сергей :

    Thumb up 8 Thumb down 1

    Необходимо привлечь к уголовной ответственности министра обороны РБ в составе группы лиц, а то и ОПГ, тогда следующий будет осознавать последствия