Армтек до 03.12
 Прямая почтовая реклама -
Авг 03

Недавно в Брестском районе милиция задержала домушников, промышлявших по пригородным дачным поселкам.

Рынок в Бресте

Трое преступников 17 и 19 лет от роду совершили более 30 краж. Искали деньги и драгоценности, но хватали под руку все, что плохо лежало.

Тем самым юные джентльмены удачи подпортили и без того тревожную статистику. На Брестчине по сравнению с прошлым годом возросло число краж из квартир, частных домов и дач. Воруют, пока есть спрос на добычу и, как оказалось, — вполне легальные пути сбыта.

С участковым Ленинского РОВД Бреста Александром Громадским мы выходим в небольшой рейд по точкам, облюбованным любителями легкой наживы. Первый адрес — центральный рынок. Александр уверяет, он притягивает криминалитет больше всего:

— Преступники могут предлагать товар, продавая его прямо с рук. Подходят, например, к продавцам на мясные ряды. Не боятся даже камер слежения. Несут все: от инструмента до ворованных туй, сбывая их на площадках, где торгуют растениями. Барахолка автомобильного рынка города — это клондайк краденых автозапчастей. Похищенные чугунные ванны и другая железная утварь расходится в приемных пунктах чермета. А вот комиссионные скупки универсальны. Там разные вещи принимают.

Заглядываем на рыночную площадку, где торгуют предметами б/у. По–простому эта точка называется «развал». Эдакое ждановичское «поле чудес» в миниатюре. Александр делится оперативной информацией. Именно сюда воры приносят чужое добро в первую очередь:

— Здесь торгуют перекупщики. У многих тоже криминальная биография. Принимают товар за копейки, потом накручивают цену.

Если у тех, кто реализует новую продукцию, должны быть сертификаты и множество других документов, то продажа личных вещей, бывших в употреблении, не регламентирована ничем. А продавцы на блошином рынке, естественно, уверяют, что распродают свой личный сарай или гараж. И ничего, что многие стоят тут уже долгие годы.

Впрочем, встречаются и новички. Александр Люкевич — один из них. Обосновался здесь недавно. Предлагает широкий ассортимент: розетки, наждачку, электроточилку, сверла. Говорит, ничего чужого не берет, а распродажу устроил, чтобы рассчитаться за два кредита. Может быть, вот только как эту информацию проверить, если с собой у человека не было даже паспорта? Для выяснения личности участковый вынужден был завести его в опорный пункт:

— Других продавцов я хотя бы знаю в лицо. А этого вижу впервые. Что он за личность? Какие у него могут быть связи? Чего вообще от него ждать?

То есть сам вор, который не попался на месте преступления, может где–нибудь через полгодика или год, когда краденое, что называется «отлежится», прийти сюда и разложиться на прилавке. И не факт, что даже наметанный глаз опытного участкового во всей этой тысяче мелочей узрит какую–нибудь дрель или болгарку, проходившую когда–то по ориентировке.

Рынок в БрестеУчастковый Александр Громадский проверяет документы у продавцов

Легальность торговли без документов подтверждают и работники рынка. С такими продавцами, оказывается, не заключают даже договор. Они просто покупают одноразовый талон на день, который стоит менее двух рублей. Старший контролер Николай Лозюк не скрывает, отследить товарооборот крайне сложно:

— Это такой «Шанхай», от которого мы сами не в восторге. Думаю, за столько лет уже у некоторых торговцев появились постоянные клиенты, с которыми налажена связь. Сначала–то они действительно продавали то, что было в своих гаражах, а потом втянулись. Им ворованное приносят — они и скупают. Налоговая проверяет их только на предмет торговли новым товаром. Я думаю, нужна серьезная материальная ответственность за скупку краденого. Купил явно ворованную вещь, нашла ее милиция — заплати огромный штраф.

Впрочем, на это может возразить Сергей Шеметюк, владелец комиссионного магазина, расположенного в центре города. К нему тоже наведываются воры после очередного налета, вот только узнает он о том, что имел дело с криминалитетом, уже от оперативников:

— Алкоголика, который выносит из дома вещи, видно сразу. А вот преступника — нет. Это очень хорошие актеры. Те парни, которых недавно задержали, тоже приносили ко мне товар: палатку, спальный мешок, шлифовальную машинку и шуруповерт. Хорошо, что их у меня купить не успели. Но откуда мне было знать, что все это — ворованное? Ребята выглядели прилично, представили паспорта. Как определить происхождение предметов? С мобильниками, например, проще. Там можно сопоставить фото, оставшееся в памяти, заглянуть в контакты. Если телефон приносит дама, а в записной книге номер с подписью «жена» — вопросы к ней будут.

При этом скупки и блошиные рынки пользуются большой популярностью. И чем ниже цена на товар, тем он привлекательнее. Александр Громадский не скрывает: воров стимулируют не только перекупщики, которые платят за краденое гроши, лишь бы преступникам хватило на выпивку. Но рублем голосует и потребитель, которого редко волнует, откуда к нему в руки попала хорошая вещь. Главное — по дешевке. И мало кто из покупателей думает, что завтра вор, которого он вот так поддержал, может залезть и к нему в дом.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Сергей Дученко, официальный представитель УВД Брестского облисполкома:

— С начала года милицией области раскрыто 996 краж, задержано более 1.000 подозреваемых. Мы ведем борьбу с домушниками по двум фронтам. Во–первых, задерживают их непосредственно на месте преступления. Проводятся рейды, отрабатывается оперативная информация. Кстати, последнюю группу молодых преступников взяли прямо в дачном поселке с поличным.

Второе направление — работа постфактум, когда кража уже совершена. И здесь большую роль играет время. Чем раньше потерпевший обнаружит пропажу, тем выше шансы найти злоумышленников. В этом сложность раскрытия хищений с дач, где владельцы не живут, поэтому приходят с заявлениями, порой через несколько дней, а то и недель после взлома. За это время вещи могут пройти через несколько рук.

Безусловно, полулегальные каналы сбыта затрудняют работу участковых и оперативников. Но нельзя сбрасывать со счетов и беспечность пострадавших. В сельской местности жители часто не закрывают дома, выходя на полевые работы. В городах оставляют открытыми окна и балконы квартиры. Дачи не оборудуют стальными дверями и решетками, оставляют там дорогостоящий инструмент и инвентарь. Игнорируют и наши услуги. В Брестском районе, например, свыше 40 тысяч домов в садоводческих товариществах. А сигнализацией от Департамента охраны УВД оборудовано чуть более 250.

Источник информации: Александр МИТЮКОВ (фото автора), СБ.

Теги:
03.08.2017. Просмотров:
----------------------
Поделитесь этой новостью в социальных сетях:

Интересные записи по теме:

Комментарии

Прикрепить изображение