Армтек до 03.12
 Прямая почтовая реклама -
Ноя 16

«Я уже 3,5 месяца живу, как в аду», — рассказал в суде 41-летний житель Бреста Максим, которого обвиняют в промышленном шпионаже.

Дорожная разметкаРаботник СТиМа наносят разметку на велодорожку. Фото использовано в качестве иллюстрации

По версии обвинения он вместе с сообщником пытался получить сведения о производстве элемента краски дорожной разметки, который является коммерческой тайной СООО «СТиМ Брест».

Как выяснилось на суде, «секрет» заказал клиент из России. За что предложил брестчанам 1 миллион российских рублей.

Второе заседание по громкому уголовному делу прошло в суде Ленинского района 16 ноября. Гособвинитель зачитала обвинение: два жителя Бреста с 1 апреля 2017 г. по 31 июля 2017 года в Бресте незаконным способом пытались получить сведения о рецептуре краски дорожной разметки и технологии производства акриловой смолы, которая входит в ее состав. За это они попытались передать сотруднику предприятия 5 тысяч долларов взятки.

На скамье подсудимых оказались два жителя Бреста: 41-летний индивидуальный предприниматель, переводчик с французского, английского языков Максим и 48-летний Асан, специалист по снабжению. Оба в прошлом занимали должности, которые тем или иным образом были связаны с группой компаний «СТиМ». Максим с 2002 по 2009 год был директором одного из подразделений, Асан работал в строительной компании, которая входила в структуру предприятия. Особо не общались, не дружили. Были знакомыми, не более. После увольнения Максима они не общались до 2016 года.

— Он работал на фирме в Воложине, которая занимается переработкой нефтепродуктов, а я закупал материалы для асфальтного завода, и он предложил нам битум. Но мы тогда не пришли к соглашению, так как цена была завышенная, — рассказал на заседании Асан.

В 2017 году на Максима вышел россиянин, с которым он познакомился примерно 10 лет назад во время работы на СТиМе. Где они могли пересечься, обвиняемый точно сказать не смог. Предположил, что на одном из семинаров.

— Он (заказчик. — авт.) сказал, что его интересует тема производства акрилового сополимера для краски дорожной разметки. В качестве целевого продукта он обозначил стимовский материал и спросил, нет ли у меня информации или могу ли я найти кого-то, кто ею располагает, — рассказал в суде Максим.

За это россиянин предложил 1 миллион российских рублей (чуть менее 17 тысяч долларов. — Прим. авт.). Максим на тот момент был безработным и заинтересовался предложением. С коллегами по прошлой работе он контакт не поддерживал. Единственный человек, которого он знал, был Асан.

— Он (Максим. — авт. мне позвонил, сказал, что есть предложение и ему нужен рецепт смолы, производство которой наладил СТиМ, — рассказал Асан.

— Он вам пояснил для чего? — уточнила гособвинитель.

— Сказал, что россияне готовы купить.

— Сам рецепт? Технологию производства?

— Ну полностью… Технологию, сам рецепт, как она производится, из чего состоит.

Асан отнесся к словам знакомого скептически. Он предположил, что рецепт краски нужен Максиму для того, чтобы самому наладить производство.

— Если честно, я думал, что это для него. У меня был товарищ, который после увольнения [Максима] занимал его должность. И после планерки он вышел и сказал, что [Максим] наладил производство краски где-то на улице Лейтенанта Рябцева. И мы там часа полтора ездили, искали это производство, чтобы посмотреть.

Дорожная разметка

Клиент, деньги, задержание

Асан необходимыми сведениями не располагал, но пообещал помочь. Через неделю после разговора с Максимом он встретился с женщиной-технологом, которая работает на фирме, производящей пластик для стимовской дорожной краски. Однако женщина отказалась им помогать. Зато откликнулся замначальника одного из цехов СТиМа. Мужчины встретились на стоянке в центре города и обсудили условия сотрудничества. Замначальника должен был предоставить интересующую информацию о дорожной краске, а Максим с Асаном обязались передать ему 5 тысяч долларов вознаграждения. Замначальника цеха сообщил о разговоре директору предприятия. Далее операция проходила под контролем сотрудников милиции.

После того, как замначальника цеха получил бы интересующую «покупателей» информацию, Максим планировал отвезти его с документацией непосредственно к своему российскому клиенту. Там и должен был состояться обмен. Однако замначальника цеха от такой схемы отказался: опасался, что «кинут». Тогда Максим предложил приехать заказчику в Брест. Однако такой план не устроил российскую сторону. В итоге стороны сошлись на том, чтобы закрыть сделку в Бресте через посредничество Максима и Асана.

— Я связался с клиентом, сказал ему, что у нас есть человек, озвучил его условия. Россиянин ехать (в Брест. — Прим.авт.) отказался, но сказал, что может выслать деньги, — рассказал Максим.

В июле заказчик перечислил Максиму 5 тысяч долларов российскими рублями. Тем временем Асан уговорил замначальника цеха передать информацию за половину оговоренной суммы — 2,5 тысячи долларов. Передача состоялась вечером 31 июля на парковке в городском парке. «Контакт» передал мужчинам папку с коммерческой тайной, а Максим передал деньги. После этого их задержали сотрудники милиции.

«Думал, что максимум выгонят с работы»

В отношении Максима и Асана возбудили уголовные дела за промышленный шпионаж и покушение на дачу взятки в крупном размере. Оба сотрудничали со следствием. Как рассказал в суде Максим, вместе с оперативниками он пытался выманить в Брест российского заказчика, но тот приезжать отказался. Какую фирму представлял «клиент», на заседании озвучено не было. Известно лишь, что информация предназначалась для фирмы-конкурента, которая планировала использовать эту технологию и рецептуру для производства аналогичной продукции.

В суде обвиняемые признали свою вину, но подчеркнули, что на тот момент не считали, что совершают уголовное преступление.

— Если честно, я не думал, что будет уголовная ответственность за это. (…) Думал, что максимум выгонят с работы. Если бы я знал, что буду стоять сейчас здесь, то не связывался бы, — отметил Асан.

За коммерческий шпионаж обвиняемым грозит максимум до трех лет лишения свободы, за дачу взятки — от двух до семи. Оба ранее к уголовной ответственности не привлекались, характеризуются положительно. Максим занимается благотворительностью, воспитывает малолетнего ребенка, Асан — заботится о жене, у которой третья группа инвалидности.

Как пояснил Максим, случившееся сподвигло его на создание информационно-профилактического сайта для людей, которые по собственной ошибке оказались в такой же ситуации, как и он.

— Я планирую там рассказать о той ситуации, которая случилась со мной. Вполне вероятно, свои истории расскажут другие люди, которые зайдут на сайт. Для того чтобы люди, которые имеют какие-то преступные планы, почитали и просто от них бы отказались. Если хотя бы один человек почитает и откажется, это уже будет победа. Это уже будет не зря, — сообщил Максим.

Рассмотрение уголовного дела продолжится 17 ноября в суде Ленинского района.

Фигурантам дела о коммерческом шпионаже дали по 2 года ограничения свободы

Источник информации: Станислав Коршунов / TUT.BY

Теги:
16.11.2017. Просмотров:
----------------------
Поделитесь этой новостью в социальных сетях:

Интересные записи по теме:

Комментарии

Прикрепить изображение