Армтек до 03.12
Хостинг Прямая почтовая реклама Атлант-М Запад Газета Заря
Ноя 07

К потолку кабинета директора «Брестпромналадки» Сергея Волошина прибиты три больших портрета: Маркса, Энгельса и Ленина. Они висят прямо над его рабочим местом. Энгельс смотрит на Ленина, Ленин на Энгельса, а Маркс — куда-то в пол.

Музей коммунизма в Бресте

На левой стене висят коммунистические вымпелы, знамена, ковер с профилем Ильича, на правой — стоит несколько полных коллекций собраний сочинения вождя мирового пролетариата разных годов издания. На рабочем столе — фигура Фридриха Энгельса, за компьютером еще парочка небольших бюстов Марксу, перед ними статуэтка Ленина с повязанным на шею пионерским шарфиком. Куда мы попали?..

Музей коммунизма в Бресте

Советских артефактов на квадратный метр здесь больше, чем в кабинете секретаря обкома доперестроечного периода. Раньше все это добро можно было встретить в городских Домах пионеров, культуры, вестибюлях учебных заведений, госучреждений. С них заботливо стирали пыль, подкрашивали, подшивали, реставрировали, холили и лелеяли. Сейчас это рудимент, мусор, который Сергей Аронович и его «зам по коммунизму» Леонид Майструк собирали по помойкам, чердакам, подвалам. Не из любви к идеям марксизма-ленинизма, а в память о лучших годах своей жизни.

«Иосиф Виссарионович, ты был не прав»

У входа в здание «Брестпромналадки» гостей встречает бюст Ленина золотого цвета. Стоит на подставке и смотрит аккурат на дверь. За ним, в узком коридоре, такой же золотой бюст Сталина. Он находится напротив кабинета замдиректора предприятия Леонида Майструка. Иосифу Виссарионовичу места маловато — будто в тамбур вышел покурить. Если Леонид Кириллович на месте, то Сталин пустыми глазницами любуется интерьером его кабинета с репродукциями картин о Ленине. Когда Леонид Кириллович отсутствует, Иосиф Виссарионович уныло пялится в запертую дверь, как провинившийся школьник.

Музей коммунизма в Бресте

61-летний Леонид Кириллович — председатель областной организации белорусской партии левых «Справедливый мир» — себя называет не идейным коммунистом, а последовательным. После распада СССР, когда все сдавали свои партбилеты, он свой сохранил. Слишком многим, говорит, обязан партии, слишком много ей отдал и слишком много взял. Партийным идеалам он верен был, есть и будет. За это директор «Брестпромналадки» его в шутку называет своим «замом по коммунизму».

— А коллеги мне, как председателю партии «Справедливый мир», решили поставить бюст Сталина как напоминание о ГУЛАГе и лагерях, — объяснил «зам по коммунизму», повернулся к бюсту и сказал: — Да, Иосиф Виссарионович, ты был не прав в отдельных моментах.

«Белорусского лидера было не найти. Вот этого, „меченого“, так пожалуйста»

Если пройти от Сталина мимо Ленина, то попадаешь в помещение с бюстом Дзержинского. Феликс Эдмундович смотрит мимо двери директора на кубки и награды, завоеванные «Брестпромналадкой» на спортивных мероприятиях в Беларуси и за границей. Дзержинский на дипломный иконостас взирает сурово и хмуро, будто не одобряет иностранные вояжи работников предприятия.

Музей коммунизма в Бресте

Основная экспозиция располагается в кабинете директора «Брестпромналадки» Сергея Волошина. В «выставочном зале» Леонид Кириллович первым делом показывает свою гордость — портрет Петра Машерова.

— Представляешь? Белорусского лидера было не найти. Вот этого, «меченого», так пожалуйста, — указывает собеседник на портрет Горбачева.

— А почему ваш «меченый» какой-то не меченый?

— Он стал Генсеком в 85-м году. И первые два года его пятно ретушировали, — вступает в разговор хозяин кабинета Сергей Волошин. — В 85-м мы его приход восприняли на ура. Нормальный, адекватный человек, который сам передвигается, а не водят под руки. Авторитет в мире большой был. Я совершенно сознательно носил значок с Горбачевым. Теперь смешно.

Музей коммунизма в Бресте

Сергей Аронович вступил в партию на волне перестройки. Сам в прошлом убежденный коммунист, бывший секретарь парторганизации. В партийных идеалах разочаровался после чернобыльской катастрофы.

— В апреле 1986-го у меня сын родился. Погода была просто сказка. Я начитался книжек умных и отправлял свою жену на улицу сына закалять. Мы Сашку распеленали полностью, и он загорал. Потом жена приходит и говорит, что на нее женщина налетела — чтобы она с ребенком возвращалась домой, закрывала окна и там сидела с закрытыми форточками. А я ж молодой коммунист. Говорю ей, как сейчас помню: «Партия наша стала на путь перестройки. Ну-ка иди на улицу и распеленовывай ребенка»… Ну и он потом как начал у меня болеть, иммунитет был убит полностью. На востоке чихнули, он на западе уже подхватил. Когда все узнали о том, что от людей скрывали (аварию на Чернобыльской АЭС. — авт), я пришел и сдал свой партбилет, — рассказал Сергей Аронович.

«Экономисты, а понятия о „Капитале“ не имеют»

Центральные объекты экспозиции — это три портрета Маркса, Энгельса и Ленина, которые прибиты к потолку. Там они появились потому, что в кабинете для них уже просто не было места.

— Эти портреты нам очень сейчас пригодились, — объясняет Леонид Кириллович, который, кроме работы и партии, еще и преподает на экономическом факультете. — К нам приходят молодые экономисты, бухгалтеры. Заходит как-то студент, работник одного банка. Не буду называть фамилию. Вижу, что работа списана. Ладно, думаю…

— Ну все мы списывали, — смягчает назидательный тон своего зама Сергей Аронович.

Музей коммунизма в Бресте

— Заходим, — продолжает Леонид Кириллович. — Спрашиваю: «Кто написал «Капитал?». Экономист ведь, 5 лет отучился. А он молчит. Я ему показываю на потолок и еще раз спрашиваю: «Кто из них?». Ленина узнает, Энгельса называет Белинским (русский литературный критик. — авт).

— А на этого, — указывает на Маркса директор, — говорят: «Сто процентов Тургенев (русский писатель. — авт)». Экономисты, а понятия о «Капитале» не имеют.

— Ну как так? — сетует Леонид Кириллович.

— Ни один выпускник пятого курса экономического факультета еще не ответил, — смеется Сергей Аронович. — Ленина узнают, но почему это Белинский, я не знаю.

«Посмотри, как твои коммунисты выбрасывают Ленина на помойку»

Советские артефакты директор частного предприятия «Брестпромналадка» Сергей Волошин и его «зам по коммунизму» собирают с начала двухтысячных. Их работа связана с тепловыми сетями, узлами и вентиляцией. Бюсты, книги, знамена и вымпелы находили на помойках, чердаках, вентшахтах. Некоторые артефакты приносили местные маргиналы.

Музей коммунизма в Бресте

— Это все с помоек. Все выбрасывали в тепловые узлы и венткамеры, — рассказал директор. — Звонят: «Что-то не дует у нас» или «Вентилятор хреново работает». Ты открываешь — а оттуда это все вываливается.

В коллекции «Брестпромналадки» — шесть полных собраний сочинений Ленина, в том числе и на белорусском языке, прижизненные издания работ Ленина 1920 года, десятки бюстов Владимира Ильича, портреты Маркса, Энгельса, Ленина, членов Политбюро ЦК КПСС, вымпелы, грамоты, значки, пионерские платки, горн, партбилеты. Еще одна гордость директора — герб СССР, который висит на потолке между двумя лампами.

— Рабочие знали, что я оформляю кабинет. Был у меня сотрудник, который пропил три дня, приехал на машине, а я стою на крыльце. Уже думаю: «Ну я тебе сейчас так выпишу, что мало не покажется». А он вышел из машины, достал герб, поднял над головой и так и идет ко мне. Пока дошел, уже был прощен, — смеется директор.

Некогда неотъемлемые предметы интерьера всех административных зданий валялись где ни попадя — побитые, разрисованные, изъеденные мышами и оскверненные птицами. Коллекция Сергея Ароновича — это напоминание не только о прошедшей эпохе, но и о том, как быстро новые символы сменяют старые.

Музей коммунизма в Бресте

— Представь, ректор заставил сотрудников нынешней кафедры социологии вынести на помойку Ленина. Там были доктора, профессора — да они все защищались на Ленине! А потом — на помойку! Слесарь, светлая ему память, участник войны, позвонил Леониду Кирилловичу и сказал: «Посмотри, как твои коммунисты выбрасывают Ленина на помойку». И мы тогда взяли машину и забрали бюст (…). Ты просто представь: кафедру, которая всю жизнь «кормилась» на Ленине, заставили его выбросить, — смеется Сергей Аронович.

«Когда жилось лучше: при Лукашенко или при Брежневе»

Как говорит Сергей Волошин, его коллекция — музей не коммунизма, не социализма и не марксизма-ленинизма. Это не ностальгия по «стране, которую проср…ли», и не тоска по идеям вождя мирового пролетариата. Лично для него это напоминание о его прошлом, его молодости, лучших годах его жизни:

— Конечно, есть ностальгия. Знаешь же этот анекдот: «Когда жилось лучше: при Лукашенко или при Брежневе?» — спрашивает Сергей Аронович.

— Не знаю, я при Горбачеве родился.

— При Брежневе.

— Почему?

— Тогда девушки были моложе.

Источник информации: Станислав Коршунов / TUT.BY

Теги:
07.11.2017. Просмотров:
----------------------
Поделитесь этой новостью в социальных сетях:

Интересные записи по теме:

Комментарии

Прикрепить изображение