Belpost
Udachnik Pochta Atlant Udachnik
Авг 29

В юго-восточной части Бреста, по правому берегу Мухавца, располагаются известные горожанам улицы: Набережная, Шевченко, Генерала Попова, Краснознамённая…

Тут ещё можно встретить и маленькие, неказистые домики, немного чуждые городской жизни, но такие родные для бывшего предместья Шпановичи.

Паны дерутся

История Шпановичей берет своё начало в ХVI столетии. Великий князь литовский Александр в 1502 году позволил Федьку (Фёдору) Янушевичу обменять свой фольварк на «землю Ушпанскую», которая принадлежала Николаевской церкви. Первые письменные свидетельства говорят, что поселение входило во владения владимиро-берестейских епископов.

Остались сведения о том, что на Шпановичи претендовали и светские феодалы. Особой настойчивостью и жесткостью выделялся владелец Берёзовки Иван Калихович. Есть запись, что 24 апреля 1589 года доверенная особа епископа Феодосия жаловалась: «Пан Іван Бжозовскій… на властном кгрунте владыкі его мілосці Шпановского ізбіл і ограбіл крестьян». Несмотря на решение Брестского суда, конфликты о границах владений епископа и Калиховича, последний не оставил нападки на Шпановичи. 22 июля 1589 года поступает ещё одна жалоба, что «пан Іван Коліховіч, сам особою своей, і с многімі подданымі своімі Бжозовского наехавші моцно, кгвалтом на властный кгрунт его мілості отца владыкі Шпановскій… тот пан Каліховіч сеножаті кгвалтовіе покосівші, і сено побрал возов на осемь».

Название предместье, вероятнее всего, получило от имени или фамилии владельца. В этом случае — Шпан, Шпанович или что-то похожее.

Суворов против Костюшко

В истории Шпановичей есть ещё и такой факт. В 1794 году армия Суворова, подавлявшая восстание Костюшко, форсировала около предместья Мухавец.

Вот что удалось прочесть во втором номере Варшавского военного журнала за 1903 год в восьмой части «Розыски на полях суворовских сражений»: «Войска Суворова, подойдя к Тришину, расположились скрытно на отдых и под закрытием леса стали на малом огне готовить пищу. Это место отдыха на номере 1265 — 6 военно-ученого архива показано ближе к Шпановичам, где леса не было. По преданию, корпус Суворова отдыхал в долине между Тришином и Шпановичами… Лес, под прикрытием которого войска Суворова готовили пущу, был в то время порядочно впереди: им была покрыта вся экспланада, отделяющая теперь новый город от крепости… (имеется в виду 1903 год. — Прим. авт.)

Суворов поднял свои войска без сигналов и в час ночи с 7-го на 8-е сентября двинулся в обход Бреста. При совершении этого обходного движения Суворовским солдатам пришлось переходить в брод Мухавец с его топким рукавом, а затем Буг. В те времена не было на Мухавце ни шлюзов, ни бичевника; берега были малодоступны, а довольно широкая болотиста долина реки должна была представить большое затруднение для переправы в брод отряда из трёх родов оружий, как это было у Суворова. Крестьяне Тришина и Шпанович указывают не только место переправы через Мухавец, но даже называют по имени того крестьянина, который вёл ночью Суворовский корпус в обход Бреста. Переправа происходила несколько ниже нынешнего киевского железнодорожного моста, против дома крестьянина дер. Шпановичи Мартина Бурдина. Глядя теперь на это место, трудно верить, чтобы здесь переходил отряд из трёх родов оружий…

В 1903 году царские власти здесь установили обелиск. Обновлённый, он стоит и по сей день. Позже рядом с ним построили мост, который назывался Суворовским. К нему вела брусчатая дорога, по которой ездил автобус № 2 в направлении Южного.

На две половины

Эти описания дают возможность представить, какими были окрестности предместья более двухсот лет назад. А вот понять, каким было оно в недалёком прошлом, мне помог коренной житель Анатолий Кузьмицкий. В его памяти сохранилось, что Шпановичи были немалыми. Начинались они от улицы Широкой, сейчас это бульвар Шевченко, и заканчивалось улицей Краснознамённой — это была главная улица предместья. Постепенно границы Шпановичей увеличились. Особенностью их стала железная дорога, которая легла в конце ХІХ столетия на свободную территорию предместья и разделила его на две половины. Впоследствии за ней стали появляться новые строения, вырисовываться новые улицы, например, Полесская, с 1974 года переименована в улицу Генерала Попова.

Сейчас встретить здесь строения двухсотлетней давности сложно. Из старейшей застройки сохранился лишь один дом, построенный после 1918 года, остальные польского и послевоенного периода. Сыграла в этом свою роль Первая мировая война, из-за которой почти всем жителям Шпановичей пришлось стать беженцами на несколько лет, затем вернуться почти в никуда и ни с чем. Также оставила след и Великая Отечественная. По воспоминаниям старожилов, по Шпановичам уже в половине четвертого утра в 1941 году прошли немцы… Дома все были небольшими, на две-три комнаты, с кухней и пристроенной верандой. Но зато все окна со ставнями, дворы с ухоженными клумбами, выложенными порой из кирпича.

Редис на продажу, картофель в ямах

Люди здесь жили все работящие. Трудились кто в городе, а кто на тартаке (лесопилке), находился он в месте, где сейчас мебельная фабрика. В основном в Шпановичах работали мужчины, а женщины занимались хозяйством, которое было не маленьким. Например, почти каждый дом был с участком больше пятидесяти соток. На этих угодьях засаживали огороды, разбивали сады. Избытки урожая возили продавать на рынок, он тогда находился на месте нынешнего ЦУМа. Нагружали им тележки и тянули их позади себя. В Шпановичах почти все выращивали редиску и ею обеспечивали чуть ли не весь город. Держали птицу, по две-три свиньи, столько же коров. А вот территориями для их выпаса Шпановичи не были богаты. Поэтому гоняли их через Мухавец, прямо по воде, на земли Пугачово, где находился широкий луг. По реке шли и на дневную дойку, да и назад возвращались так же, но уже с полными вёдрами удоя. Тогда воды в реке, очень чистой, было чуть выше колена. Пополнился Мухавец, когда его в конце 40-х годов сделали судоходным.

В Шпановичах жили на том, что изготавливали сами. Помнит Анатолий Иванович, как ему не раз приходилось сбивать масло в маслобойке. По сути, эта работа всегда доставалась детям. А вот молоко хранили в специальных банках, которые опускали в колодец с холодной водой. Когда сметана отстаивалась, её собирали, а затем она становилась основой домашнего масла.
Любопытно было узнать, как в Шпановичах обходились без холодильника. Его заменял погреб, в котором температура максимум четыре градуса держалась круглый год. Сохранялась она из-за льда, который резали ножовками на Мухавце. Затем обсыпали опилками, складывали в погреб, и его хватало до следующей зимы. К слову, два таких погреба сохранились и до наших дней. А картофель, до следующей весны, хранили в ямах. Их выкапывали на сухом месте, устилали соломой, ссыпали урожай, укутывали опять соломой и присыпали землёй. Ближе к морозам накрывали листвой.

Клюшки из лозы, драки просто так, шведский крестик

Огромную роль в жизни Шпановичей играл Мухавец. В нём отбеливали полотна, полоскали бельё, поили животных, ловили рыбу, для чего ночью ходили с фонариком и делали во льду лунку, из которой доставали вьюнов. Мухавец любили не только летом, когда в нём купались и плавали на лодках, но и зимой, когда он замерзал. На этом льду местная ребятня каталась на коньках, играла в хоккей, и клюшки для него делали из вербы. Ещё играли в догонялки и «Штандер»: ложились на спину и в этом положении отбивали ногами мяч. Также была популярна игра «Пекарь»: требовалось сбить палкой стоящую на кирпичах банку из-под сгущённого молока.

На танцы до войны ходили в Городской сад, затем — в парк имени 1 Мая. И, конечно, дрались чаще всего с Киевкой. «Наверное, для того, чтобы просто по-мужски подраться, без какой-то важной причины», — говорит мой собеседник.

Праздники в Шпановичах отмечали всей улицей, с песнями, смехом и шутками. Весело проходили свадьбы. К слову, мама Анатолия Ивановича Нина Степановна слыла известной каравайницей.

Славилось предместье и своими рукодельницами. В каждом доме были вышитые шведским крестиком подушки, полотенца, рушники, на стенах висели картины. Сами шили для своей семьи одежду. Например, платья зачастую делали из ситца с пришитыми кружевными вязаными воротничками. В ту пору было модно девушке надеть вязаную шапку из белой шерсти кролика, заплести две косы с бантами из широкой ленты…

Друзья-кумовья

Особенностью Шпановичей было также дружелюбное отношению друг к другу. По словам моего собеседника, здесь каждому кто-то был другом, родственником, кумом, сватом.

Несмотря на то что предместье уже 90 лет находится в черте города, в нём до сих пор обитает дух прошлого. Особенно чувствуется это на территории усадебной застройки. Здесь почти все знают друг друга, поддерживают родственные и дружеские отношения, переживают за судьбу бывших односельчан, помнят ушедших. Но вдвойне приятно, что, идя по улице, запросто можно ещё услышать, и не только от старожилов: «Здравствуйте!»

Источник информации: Наталья ШЛЯЖКО, «Брестский вестник».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

29.08.2019.
Теги:
Просмотров:
----------------------
► Присоединяйтесь к нашему каналу Telegram и сообществу Viber

По этой же теме:

 

Комментарии

Возможность комментирования доступна только для зарегистрированных пользователей. Это бесплатно. Присоединяйтесь!

Уже зарегистрированы? Нажмите войти. Если что-то не получается - Руководство по регистрации.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: