Белавтономия
Белавтономия kvartiry Atlant Oplati

Май 18

История Брестского театра, если заботливо вникать в нее, преподносит удивительные сюрпризы.

С 1946 по 1949 год художественным руководителем брестской сцены был Юрий Николаевич Решимов, сменивший на этом посту режиссера Николая Мицкевича. Далее расскажу о его постановках за этот период и его последующей судьбе, но пока что погружусь в его предшествовавшие Бресту труды и дни, разложив добытое в интернете по хронологии.

Сразу обозначу координаты жизни нашего героя. Решимов (наст. фам. Бронштейн) Юрий Николаевич (1896 (97) – 1962) – драматический артист, начал сценическую деятельность в 1918 г. Его фотографий мне пока что не удалось обнаружить.

Наш добрый знакомец московский писатель и драматург Иосиф Прут, с которым мы хорошо общались в 90-е гг. прошлого века, когда он не раз приезжал летом в Брест в купленный им домик (об этом еще предстоит рассказать), упомянул нашего персонажа в своих мемуарах – в главе о своем отрочестве в Ростове-на -Дону:

«…Спектакль не состоялся, хотя его постановкой занимался будущий советский театральный режиссер Юрий Решимов, в ту пору – гимназист. Дело стало за будкой для суфлера. Как известно, суфлерская будка должна находиться ниже сцены. Единственным способом получить помещение ниже сцены я посчитал возможность прорубить пол. Никто другой не соглашался это осуществить. Я же в то время был вообще уже отчаянный малый лет восьми или девяти. Взял топор и приступил к делу. За этим занятием меня поймал дед, дал мне затрещину, на чем спектакль и закончился!»

В подтверждение «ростовства» еще одна ссылка о Юрии Решимове:

«Юная мысль: Общеученический журнал-газета. — Ростов и Нахичевань на Дону. — 1917. — № 1 от 19 января. — 24 с. Автографы: М.Цейтлин, Л.Шерешевский, Ю.Решимов, А.Петров, Елена Арсени, А.Соломин, М.Абрамсон, М.Коттель и др.»

А вот интересное свидетельство от писателя Виктора Ардова из его записок «Этюды к портретам»:

«В суровом 19-м году существовала в Москве полудикая организация под названием «Студенческий клуб». Зимой «клуб» ютился в подвале одного из домов Охотного ряда — подле нынешнего «Стереокино». На лето мы, то есть «клуб», перебрались в ныне снесенный дом на углу Петровки и Кузнецкого моста (бывшее кафе «Кадэ преемник Трамбле»). Зимою в подвале бывали концерты и вечеринки с танцами. Летом больше напирали на шахматы и скудный буфет, допустимый в то время. Помнится, к нашим шахматистам в гости на сеанс одновременной игры пришел даже Алехин. Тогда он служил следователем Уголовного розыска — как юрист по образованию (он окончил незадолго до революции Московский лицей).

При «клубе» стихийно возник драматический кружок, в котором с восторгом подвизалось человек 20 молодежи. Руководили кружком два молодых артиста – А. 3. Народицкий и Ю. Н. Решимов. И самый «клуб», и кружок при нем к осени 19-го года рассосались вовсе. Но из этого кружка вышли на профессиональную сцену народные артисты О. Н. Абдулов, М. Ф. Астангов, А. М. Лобанов и Р. Н. Симонов. Другие участники (их я и помню-то не всех) актерами не стали».

Кстати, оттуда же вышел великолепнейший артист Игорь Ильинский.

Далее, что для нас особо значимое. Можно сказать, уникальное. Афиша, сообщавшая о литературном вечере с участием Ю. Решимова (разумеется, главной фигурой там был С. Есенин) на эстраде-столовой Всероссийского союза поэтов:

«Тверская 18 воскресенье 6 июля 1919

С. ЕСЕНИН, А. КУСИКОВ, артист

Ю. РЕШИМОВ (мелодекламация),

артист М. И. ДОНСКОЙ – (пение)».

Это была целая серия литературно-артистических вечеров, о которых имажинист В. Шершеневич вспоминал: «…чуть ли не у нас впервые выступила с романсами еще неизвестная Москве Клара Милич <…> с песнями — тенор Донской» (Мой век, с. 611).

Шагаем далее – в голодное артистическое время. Евгений Шварц. «ЖИВУ БЕСПОКОЙНО… Из дневников»:

«1921. Наш палкинский дом был переполнен крысами. Ночью дрались они за витринами Помгола на коврах, и бюро, и штучных столиках, бегали по нашим большим комнатам, стучали в коридоре. Мрачный Юля Решимов строил для крыс ловушки из наших пудовых дров. Закутавшись до ушей в кашне, сидел он в кресле, держа в руках веревочку, не сводя глаз с чулана. Раз! Готово, одной нет. Труппа съехалась».

Далее, в 30-е, не нахожу пути-дороги Ю.Н.Решимова, что и не удивительно – времена были не вполне артистические, разносило театральную братию туда-сюда, а некоторые предпочитали перебираться подалее от опасных столиц.

В 1940-м обнаружил Ю.Н.Решимова в Оренбургском театре.

А вот вполне портретный рассказ Александра Георгиевича Жукова – актера вспомогательного состава Ногинского театра в 1941—1943 годах.

«Когда меня взяли в театр, исполняющим обязанности главного режиссера был актер Е. П. Вааге. В конце 41-го, начале 42-го приехал новый главный Юрий Николаевич Решимов, человек очень интересный и своеобразный. Образ его был необычен: бритая голова, клетчатые брюки бриджи и свободный пиджак-полупальто. В городе он был один такой, многие называли его «американец». Он с первых дней установил строгую дисциплину в театре. Если кто-то разговаривал в зале во время репетиции – делал выговор, за второй такой же проступок снимал с роли. На репетициях воцарилась тишина. Но несмотря на эти строгости, он был добрейший и удивительно вежливый человек, талантливый режиссер.

В 1942 году погиб на фронте мой отец. В театре узнали. Решимов вызвал меня и сказал: «Ты теперь кормилец семьи, я могу немного прибавить тебе зарплату, если ты будешь работать еще и помрежем». Так я стал помощником режиссера на спектакле «Стакан воды»…

В 1949 году после демобилизации я встретил случайно артиста Харламова, он работал земельным инспектором, измерял участки. «А где же наш прежний театр, где труппа?» — спросил я. Он рассказал мне, что в 1944 году пришло распоряжение направить всю труппу в один из освобожденных районов. Всех их отправили в Брянск, поднимать культуру. Жить было негде, жили в землянках, голодали, и постепенно все стали разъезжаться…».

В Брянске некоторое время работал главрежем и Ю.Н,Решимов. Затем в 1945-46 чуток порулил в Московском гастрольном театре комедии. А потом его направили в Брест. Или предложили? – не знаю. Но, во всяком случае, здесь Юрий Николаевич избрал верную на тот период репертуарную политику. В 1947 г. он поставил на брестской сцене «Молодую гвардию» – премьера был приурочена к 7 ноября.

Ю.Н.Решимов опередил московских «вахтанговцев», там лишь в феврале 1948 г. Борис Захава поставил этот спектакль, где в роли Олега Кошевого ярко сыграл Юрий Любимов. Брестской премьере «Молодой гвардии» была отведена целая «полоса» в областной газете «Заря». И, хочу заметить, оценка спектакля не была пафосной – содержалось там немало и критических замечаний в адрес постановщиков и актеров.

В следующем году – еще один «хит» Ю.Н.Решимова – спектакль «Как закалялась сталь». Опять же в соответствии с репертуарной политикой тех лет. Как бы уравновешивая пафосную линию, он в том же году поставил «Иринку» по пьесе Кузьмы Чорного. Были и другие его постановки до 1949 года, когда он оставил Брест

Далее нашлось его режиссерское присутствие в Магнитогорском театре им. А.С.Пушкина, куда в 1950 г. был зачислен молодой Леонид Броневой, игравший там в его спектаклях.

Последний обнаруженный следок – в 1959 г., когда Ю.Н.Решимов был в триумвирате постановщиков праздничной программы, подготовленной к торжественному открытию отстроенного здания белорусского цирка в Минске.

Источник информации: Николай Александров, «Брестский курьер».

18.05.2021.
Новости по теме: ,
Просмотров:
Подпишитесь на Новости Бреста в Google
Читайте БрестСИТИ в Яндекс.Новости
----------------------
Понравилась новость? Поделитесь с друзьями:

Наш канал в Viber и Telegram. Присоединяйтесь!
Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

TutViza

Свежие новости:

Комментарии

Возможность комментирования доступна только для зарегистрированных пользователей. Это бесплатно. Присоединяйтесь!

Уже зарегистрированы? Нажмите войти. Если что-то не получается - Руководство по регистрации.


ПОПУЛЯРНОЕ ЗА НЕДЕЛЮ

Если блок популярных новостей здесь не отображается - отключите в браузере блокировщик рекламы.