Belpost
Udachnik Pochta Atlant Udachnik
Дек 06

Крупную брестскую компанию — стройтрест № 8 — сегодня можно называть колоссом на глиняных ногах.


Фото Александра Митюкова

Фирма, известная не только в стране, но и далеко за ее пределами, за последние два года не просто дала трещину, а стала стремительно разваливаться.

Потеря рынков, падение объемов, огромные убытки, бесхозяйственность и откровенный криминал. Новое руководство организации надеется оздоровить ситуацию за счет поиска заказов. В Комитете госконтроля считают: для выхода из пике нужен целый комплекс мер.

ОАО «Строительный трест № 8», которое входит в состав республиканского холдинга «Белстройцентр», — махина со своими генеральными и субподрядными стройуправлениями. Филиал есть даже в Москве. Работники трудятся на таких знаковых объектах, как БелАЭС, реконструкция перерабатывающего предприятия «Нафтан» в Новополоцке, строительство Западного обхода Бреста. Они берутся за самые сложные работы. Например, возведение театра кукол в историческом центре города.

В списках есть и социальные объекты: брестский медицинский центр «Тонус», инфекционный корпус областной больницы и, конечно, жилье. К слову, после того как несколько лет назад рухнула частная пирамида «Облик», именно восьмой трест достраивал «замороженные» ею многоэтажки. Кому, как не флагману строительной отрасли региона, было под силу выполнить это поручение?
Однако к концу прошлого года организация пришла с миллиардными убытками (здесь и далее суммы приводятся в неденоминированных рублях. — А.М.). В этом году Комитет госконтроля провел проверку, а в конце ноября ее результаты рассмотрены на коллегии.

Председатель КГК Брестской области Дмитрий Баско констатировал — грустно, когда такая организация теряет объемы:

— Сотрудники работают в режиме неполной занятости. Мы фактически отдаем работы частным структурам, хотя можно было делать это своими силами, получив выручку, заплатив зарплату и взяв меньше кредитов.

А дальше пошли конкретные цифры. Если в 2013 и 2014 годах предприятие строило до 22 многоэтажных домов, то в 2015–м только 2. В этом — 5. Темпы объемов подрядных работ ниже среднего уровня по области. Упал и экспорт строительных услуг. Фактически трест теряет иностранные рынки. Все это стало первопричиной финансового кризиса. В итоге — миллиардные убытки, долг перед бюджетом, недоплата за энергоресурсы. Компания вынуждена была брать кредиты. Как выяснилось, за 3,5 года по процентам уплачено 120 миллиардов рублей. Ситуация существенно отразилась на трудовом коллективе. За два года уволились без малого полторы тысячи работников!

При этом в тресте умудрялись скрывать убыточные работы, занижали суммы чистого убытка. В некоторых случаях, как выяснилось, выполняли работы авансом. Дмитрий Баско говорит о вопиющей бесхозяйственности:

— Модернизации должного внимания не уделяли. К примеру, с 2011 года попробовали реализовать проект по производству несъемной опалубки. С начала 2014 года его заморозили. Отдачи нет, а вложили более 40 миллиардов рублей, из которых свои ресурсы — более 24 миллиардов, а остальное — кредит. Почти 37 миллиардов — это выплаченные проценты. Свыше 14 миллиардов — основной долг в остатке. И это только один пример.


Фото Александра Митюкова

Речь шла и об уголовных делах, а также о нарушениях, которым сейчас дают правовую оценку. Начальник управления областного КГК Александр Пузик приводит конкретные примеры:

— СУ-116, занимающееся реконструкцией театра кукол, включило на полмиллиарда в стоимость работ металлоконструкции, которые фактически там не использовались. Встречная проверка фирмы, у которой стройуправление якобы покупало продукцию, показала, что на момент получения накладных товара даже не было на складе. За счет средств треста главный инженер еще одного филиала строил себе дом. Разумеется, руками работников, хотя по документам они трудились на благо предприятия. Ущерб организации — более 130 миллионов рублей.

По найденным нарушениям возбуждены уголовные дела. Компании предписано возместить вред, причиненный государственному имуществу.

ЧТО ДАЛЬШЕ?

Ситуация в тресте взята на контроль. Не исключено, что в ближайшее время кто–то лишится должности, а кто–то, быть может, и ответит перед судом. Но это не значит, что фирма должна пойти ко дну и несколько тысяч работников останутся на улице. Как разрулить ситуацию? В первую очередь вопрос к генеральному директору треста Николаю Бондарчуку. Он пока немногословен, ведь руководит всего несколько месяцев:

— На следующий год работа у нас есть: заказы в Туркмении, на АЭС и ряде других объектов. Но нужно искать новые заказы — в основном за рубежом. Те, которые будут стабильно оплачиваться. Безусловно, будем усиливать дисциплину и контроль.

Набрать обороты за счет экспорта строительных услуг — вариант хороший, но с таким финансовым положением, как сейчас, торговаться с конкурентами на рынках компания не сможет. Правда, заместитель гендиректора РУП «Белстройцентр» Андрей Панасенко говорил на коллегии, что фирма может выступать от холдинга, в состав которого она входит. Здесь будет учитываться уже весь баланс «Белстройцентра». В этом случае у треста будут шансы «выиграть» заграничные заказы. Но без повышения качества услуг, организации производственного процесса и оптимизации штатов даже республиканский холдинг брестчан не вытянет.

Источник информации: Александр Митюков, «СБ Беларусь сегодня».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

06.12.2016.
Теги: ,
Просмотров:
----------------------
► Присоединяйтесь к нашему каналу Telegram и сообществу Viber

По этой же теме:

 

Комментарий к “Брестский стройтрест № 8 оказался на краю финансовой пропасти”

  1. 1. аноним :

    Целый этаж офисных бездельников с хорошими зарплатами :-! ...как же их прокормить то небольшой бригаде рабочих и строителей??? 8)

Комментарии

Возможность комментирования доступна только для зарегистрированных пользователей. Это бесплатно. Присоединяйтесь!

Уже зарегистрированы? Нажмите войти. Если что-то не получается - Руководство по регистрации.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: