Pochta Atlant Udachnik
Мар 31

Котельня-Боярская упоминается в исторических источниках с 16 века.

На западе населённого пункта, находящегося на высоте 148 метров над уровнем моря, протекает Западный Буг, на севере — Мухавец. Основная достопримечательность деревни – каменная Спасо-Преображенская церковь, построенная в 1609 году. Храм отлично сохранился и поддерживается в хорошем состоянии. Пусть он не выделяется размерами и изяществом, но возраст делает его ценным архитектурным памятником. Рядом расположены две небольшие колокольни, каменная и деревянная.

В 1870 года деревня относилась к имению Каменица-Бискупская и насчитывала 111 ревизионных душ. Архивные документы свидетельствуют о том, что казной Российской империи в 1880 году приобретена у частных владельцев, крестьян деревни Котельня-Боярская, земля нынешней территории полигона под практическую «стрельбу Брестъ-Литовской крепостной артиллерии». Утверждение «межпроизведено и план сей сочинен по натуральному показанию магнитной стрелки в июле месяце 1880 года вследствие предписания Гродненского Губернского Правления от 4 апреля того же года за №684 Кобринским Уездным Землемером по фамилии Рак. А внутри той доли состоит земля всего 387 десятин и 495 кв. сажень». Это примерно 400 гектаров земли и леса.

В 1924 году, во время нахождения в составе Польши, крестьяне Котельни-Боярской Григорий Парафенюк и Архип Ющук обратились к мировому суду в Малорите, чтобы возвратить эти 400 гектаров земли. После нескольких лет судебных разбирательств земли так и не возвратили владельцам.

Житейский экзамен

В 1905 году в деревне числилось 222 жителя, а с июля—августа 1915 почти всех сельчан эвакуировали в разные области России — шла Первая мировая война. По Рижскому мирному договору 1921 года деревня вошла в состав Польши, в Каменица-Жировецкую гмину Брестского повета Полесского воеводства. После возвращения из беженства не все жители Котельни-Боярской застали свои дома в целости: всё кругом заросло бурьяном и лопухами. Были голод и холод.

Благодаря трудолюбию и терпению жители деревни, выдержав трудный житейский экзамен, начали обустраивать быт, рожать детей, покупать землю, домашних животных. По документам от 30 сентября 1921 года в деревне насчитывалось 35 дворов и 191 православный житель, из них 85 мужчин и 106 женщин. 138 жителей называли себя белорусами, 32 — тутэйшими, полешуками, 14 человек — русинами и семь — поляками. На севере от деревни находилась корчма, которая просуществовала до 1914 года.

Местный гостинец

Своими воспоминания о Котельне-Боярской поделился её коренной житель Константин Карпук, родители и прадеды которого также жили здесь: «Помню дом, в котором жила мамина мама. Он состоял из большой комнаты, кухни с печью и спальни. Пол был деревянным, а крыша соломенной. Неподалёку от дома располагался большой сарай для животных и клуня для хранения сена, зерновых и инвентаря для лошадиной упряжи. Средняя часть клуни была утрамбована смесью песка и глины, где молотили рожь, пшеницу, ячмень, овёс и другие культуры вручную деревянным цепом. Мать ходила в школу в деревню Гершоны, которая находилась первоначально в деревянном здании в центре улицы: в 50–60 годы там был Гершоновский сельсовет.

В моё детство деревня была небольшая, примерно 80 дворов на 350 жителей. Одна прямая улица тянулась с северо-запада на юго-восток примерно на 700 метров. С 2007 года, когда мы вошли в состав Московского района Бреста, она получила название Полесская. Прямой шоссейной дороги в моём детстве и юности здесь не было, помню гостинец — дорогу для проезда гужевым транспортом и для пеших. Она шла от села Гершоны через урочище Паньково — северная окраина деревни Митьки, — дальше урочище Калок-Груды — северная окраина деревни Котельня-Боярская, — затем мост через местную речку — урочище Плянта, — а далее через село Прилуки на Страдичи и так до Шацка в Украину. Мои предки занимались в основном земледелием и животноводством, некоторые — рыболовством и пчеловодством», — рассказывает мой собеседник.

В пятидесятые годы прошлого века возле деревни был организован танкодром, на котором почти круглосуточно проводили учебные вождения танков солдаты из Южного военного городка. Мальчишки из гершоновской семилетки помогали танкистам ухаживать за гусеничным транспортом: чистили от грязи, таскали воду и мыли корпус. За это им разрешали прокатиться один круг по кольцу танкодрома.

Форты и доты

Вокруг Котельни-Боярской, а также соседних деревень — Митьки, Бернады, Гершоны, Аркадия расположено множество дотов, пороховых складов и фортов Брестской крепости. В их строительстве участвовали деды и прадеды моего собеседника. Для сообщения с фортом и пороховым складом здесь построили шоссейную дорогу от Волынки через Аркадию, Гершоны, Митьки и далее до форта. От деревни Митьки до Котельни-Боярской шли две просёлочные дороги: одна с северной стороны от Митьков, возле кладбища, и упиралась в деревню с восточной стороны, вторая начиналась от школы в Митьках и через поле выходила на проезд между домами Якова Гайдашука и Михаила Кошика.

«В детстве ребята наших деревень часто проводили время на этих фортах и казематах. Зимой мы катались с валов форта и порохового погреба в Митьках на лыжах и санках, а весной обследовали с резиновыми факелами казематы. Кроме того, в западном отсеке форта в семидесятые годы хранились ядохимикаты. Наш форт входил в состав 62-го укрепрайона второго пояса обороны Брестской крепости. Форт значился под номером один. В шестидесятые годы красивейшее сооружение фортификации 19 века и прилегающую территорию заваливали мусором, бытовыми и промышленными отходами. Хочется верить, что форт очистят от завалов и он предстанет перед новым поколением в своём первозданном виде», — говорит Константин Тимофеевич.

На территории форта находились два водоёма: малый, 15 на 15 метров, был укреплён по периметру брёвнами и использовался как плавательный бассейн, в котором мы резвились в летнее время. Другой, в виде длинной канавы, 150 на 10 метров, предназначался для накопления и сохранения воды, необходимой для технических потребностей обслуживающего персонала форта. Затем эта длинная канава начала зарастать водорослями и травой. Летом здесь утоляли жажду деревенские коровы и лошади. Здесь часто ловили здесь рыбу кловней, широкими корзинами, иногда удочкой. Осенью вокруг форта росло полно грибов, а также диких груш, из которых мама нашего собеседника варила вкусный компот.

Это незабываемо

Школа, в которой учился мой собеседник, размещалась в одноэтажном деревянном здании польских времён с печным отоплением. В тридцатые годы там была казарма для солдат польской армии. Возле школы — небольшой стадион с беговой дорожкой и площадками для гимнастических упражнений и игр.

«Мы с детства были приучены к сельскохозяйственным работам. Ухаживали за домашними животными и птицами. В каждом дворе были корова с телятами, овцы, куры, гуси, утки, позже индейки, кролики и нутрии, некоторые разводили пчелиные семьи. До организации колхоза почти у каждого хозяина была лошадь. Весной, после таяния снега, Буг и Мухавец выходили из берегов и, заливая свои поймы на две-три недели, подтапливали дома и сараи. Когда вода уходила в русло рек, в ямах, долинах оставалась рыба, из которой готовили вкусный ужин. На обводном канале пятого форта и на Червянке водились раки, которых мы ловили на лягушек», — рассказывает Константин Тимофеевич.

Примерно с пятого класса он пас стадо коров сельчан, состоявшее из шестидесяти голов, за это платили ему 10–15 рублей в день. Конечно, тяжело было с четырёх утра до десяти вечера на пастбище, зато за лето паренёк мог заработать на книги, тетради и даже сумку. «Все мои друзья умели косить траву, работали в колхозе на прополке и окучивании картофеля и кукурузы. Каждый месяц нам начисляли трудодни и выдавали денежное вознаграждение, правда, небольшое. После полевых работ мы водили лошадей в ночное в район Червянки. Это было незабываемо: от колхозного двора, где оставляли инвентарь и сбрую, мы садились верхом на лошадей и, выехав за деревню через «Белый песок», устраивали гонки галопом до самой Червянки, до которой было около километра. Правда, иногда на следующий день за эти шалости нас ругал бригадир. Когда мы оставляли лошадей на пастбище, шли на Червянку купаться, ныряли, затем, наскоро перекусив дома, собирались на футбольном поле — напротив сохранившегося дота — и дотемна играли», — рассказывает брестчанин.

Обычаи и традиции

В пятидесятые годы прошлого века в наших деревнях с помощью передвижных киноустановок начали показывать фильмы. Проходило это в различных приспособленных помещениях: в старом здании Гершоновской школы возле форта, на остановочном железнодорожном пункте Бернады, в клубе, затем в красном уголке в деревне Котельня-Боярская.

В каждой местности живут свои традиции, и Котельня-Боярская не исключение. Некоторые обряды и обычаи предков нынешние горожане сумели сохранить. «Когда готовились к празднованию Пасхи, прибирали улицу и дворы. В субботу деревня готовилась к приезду батюшки для освящения пасхальных пирогов, колбас, яиц и других продуктов. Со стороны Бернад на подводе приезжал настоятель храма Гершон митрофорный протоиерей Евстафий Тургановский. В центре села собирались жители со своими пасхальными припасами, которые после службы окропляли святой водой. Так как многие жители деревни были близкими родственниками, все ходили друг к другу в гости, а малые дети бегали к своим бабушкам, прабабушкам и крёстным родителям за окрашенными пасхальными яйцами. В следующее воскресенье после Пасхи поминали усопших.

На кладбище рядом с деревней после воскресной литургии в гершоновской церкви собирались жители окрестных деревень. Традиция сохранилась и до наших дней. Землю для нынешнего кладбища в начале 20 века пожертвовали жители нашей деревни Гавриил Парафенюк и его родной брат. Старое кладбище располагалось на месте форта и перенесено в связи со строительством форта на нынешнее место. Останки перезахоронили в братские могилы и обозначили каменными надгробиями с литыми чугунными крестами. К сожалению, не все кресты сохранились до настоящего времени».

Поскольку в шестидесятые годы деревня считалась неперспективной, жители Котельни-Боярской стали строить дома в Гершонах и Аркадии и со временем переселятся на новые места. Деревня постепенно уменьшалась количественно и в июле 2007 года вошла в состав Бреста.

Источник информации: Елена РИМОШЕВСКАЯ, «Брестский вестник».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

31.03.2019.
Теги:
Просмотров:
----------------------
► Присоединяйтесь к нашему каналу Telegram и сообществу Viber

По этой же теме:

 

Вам будет интересно


Комментарии

Возможность комментирования доступна только для зарегистрированных пользователей. Это бесплатно. Присоединяйтесь!

Уже зарегистрированы? Нажмите войти.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: