bank toptour
Udachnik Bank Atlant 7330
Сен 27

Третьего марта 1918 года подписали Брестский мир между советской Россией и центральными державами: Германией, Австро-Венгрией, Османской империей и Болгарией.

Тогда же аналогичное соглашение было подписано со стороны Украины, в результате чего ей передали часть белорусских территорий, а Брест-Литовск стал административным центром земли Подляшье в составе УНР.

В Смоленске 1 января 1919 года провозгласили образование ССРБ. В неё входил и Брест. Далее события развязались стремительно, поскольку и Польша во главе с Юзефом Пилсудским заявила свои претензии на эти территории, стремясь восстановить страну в исторических границах Речи Посполитой 1772 года. Началась советско-польская война. 9 февраля 1919 года части польской группы «Полесье» во главе с генералом Антонием Листовским вступили в Брест-Литовск, тогда же оставленный германскими оккупационными властями. С этой даты начался новый период истории города над Бугом.

Уходя, подожгли склады

Вот как о тех днях вспоминал Марек Пшибытковский, ученик польской гимназии имени Ромуальда Траугутта: «Накануне занятия Бреста польскими войсками на улицах города царила тишина. Только кое-где видны были гружёные телеги, тянущиеся в сторону вокзала. Это немцы, убегая, забирали всё что можно. В 4 часа дня немцы подожгли склады легковоспламеняющихся материалов и продовольственных запасов, которые враг не успел вывезти. Это были огромные склады, часть которых не была уничтожена. В настоящее время это интендантские склады по улице Яна Замойского (ныне Папанина).

Все были уверены, что пожар с горевших складов перекинется на город, и он сгорит в четвертый раз, но, к счастью, не было сильного ветра, который мог бы пожар распространить. Вечером в город вошёл партизанский отряд майора Домбровского под командованием капитана Владислава Стецкевича.

Из города немцы уже удрали, но на вокзале их было ещё значительное количество. Капитан Стецкевич, желая отобрать у неприятеля вокзал, отправился с горсткой солдат и при взятии вокзала геройски погиб, пронзённый немецкой пулей прямо у входа на железнодорожный виадук около 11 вечера 9 февраля 1919 года».

Под началом генерала Шамоты

Комендантом Брестской крепости, соответственно, и города назначили генерала Иосифа Шамоту. В Брест-Литовске он с 1898 года служил в составе Русской императорской армии в чине подполковника, был командиром 4-го батальона 6-го пехотного Либавского полка. Думаю, у него был определённый сантимент по отношению к довоенному городу и его обитателям.

Шамота 13 февраля назначил бургомистром Брест-Литовска Владислава Висневского, владельца фотозаведения, бывшего выборного депутата гордумы. В последующие дни в городе формировались гражданские власти и структуры самоуправления — из местных жителей, способных взять на себя ответственность за возрождение города из пепла.

Не всё сразу происходило, Рада была сформирована только к осени. На её первое организационное заседание 13 ноября пригласили генерала Шамоту, документ об этом хранится в Госархиве Брестской области. В тот же день главой муниципального управления Брест-Литовска — уже не бургомистром, а президентом в польских традициях — стал Ян Урсын-Немцевич, владелец имения Скоки. Причем это было не назначение, а выборная процедура. Владислав Висневский, на ту пору болевший, перешёл в статус вице-президента.

Любовь к родному пепелищу

Возвращение жителей в родной город полным ходом шло уже с весны 1918 года, после заключения Брестского мира. Теперь заглянем в статистику и сравним.

Накануне массовой эвакуации в 1915-м в Брест-Литовске насчитывалось около 54 000 человек. По немецким данным, на 1 января 1919 года здесь проживало всего 14 005 человек, из которых поляков 2182, белорусов и русских — 1160, евреев — 10 036 человек.
17 сентября 1919 года Брестский магистрат в ответ на запрос налоговой службы сообщает, что в городе числится 24 189 человек, из них 7071 христианин и 17 118 евреев. В это число не входят служащие государственных и городских структур с семьями, получающие отдельное обеспечение и снабжение.

Конечно же, эта статистика не учитывала около восьми тысяч пленных солдат РККА, захваченных в ходе советско-польской войны, и интернированных граждан, содержавшихся в лагере Брестской крепости и других местах на окраинах города. Это отдельная трагическая страница той поры…

Заботы магистрата

Хлопот у новых городских властей было немерено. Регистрация и расселение жителей, потоком прибывавших из беженства. Признание их прав на былую недвижимость — строения и земельные участки. Из общей численности — 3670 — домов, существовавших перед войной, в Брест-Литовске пожарами уничтожено 2500. Обеспечение населения продовольствием, дровами, медицинской помощью. Город страдал от нечистот и вшей, людей под угрозами штрафов обязывали мыться в бане.
С грустной улыбкой прочёл я хранящееся в госархиве письмо-прошение, датированное 1919 годом. Вероятно, у Хаима Свижера, который до начала Первой мировой войны был агентом страхования от огня общества «Москва», недвижимость сохранилась.
«В Брестский Магистрат от Хаима Свижера, жителя ул. Кривая, № 27.

Прошение от 24 апреля 1919 г.
«Вчера днем зашли ко мне на квартиру служители местной полиции с 2-х человек с одним старшим и забрали с моей квартиры с силой, без моего согласия, несмотря на мои протесты, мою собственную медную ванну и занесли к приставу I части г. Бреста, который передал эту ванну при отношении от 23 апреля месяца № 382 в Городскую Баню и объяснил мне, что он так распорядился на основании требования оного Магистрата, а потому имею честь покорнейше просить оный Магистрат сделать распоряжение дать мне отношение к Администратору Городской Бани о возвращении мне этой ванны, в которой я нуждаюсь. Мое семейство состоит с 5 человек, между коими есть у меня больная дочь от роду, которая нуждается в поддержке для здоровья в ванну 1 раз в неделю, и я с остальными тоже нуждаюсь для здоровья в ванну».

Вряд ли эта просьбе была удовлетворена.

Дети лихолетья

Более всего нужно было спасать подранков войны и беженства. Вот ещё один рукописный документ из госархива:
«9 мая 1919 г. В Магистрат г. Брест-Литовска, заведующего Брестским приютом.

Рапорт.
«Приютское помещение переполнено детьми, и прием в приют детей давно закрыт. Прошу Магистрат не направлять в приют ни сирот, ни полусирот, так как таковые приняты ни в коем случае быть не могут.
Заведующий приютом диакон-учитель Ф.Туревич».

Ответ на письмо гласил, что магистрат до сих пор детей в приют не направлял. Но далее в ситуацию вмешался Международный комитет Красного Креста, который выделил средства на содержание приютских детей Бреста. Кстати, еврейскую больницу города, где лечились не только евреи, в 1919 году обеспечивала американская миссия Красного Креста. Железнодорожную больницу, где лечились и военные, и гражданские лица, содержала армия. Других лечебных учреждений в Бресте не было. Правда, на дому в тот период вели платный приём частные врачи Райский, Король, Калихевич, Эпштейн, Дмитриюк, Киевщинский, Розенблюм, Ганкевич.

Не забывал город и о детском образовании. 14 февраля 1919 года основана приходская школа Стефаном Жуковским, О.И. Данильчиком, Н.П. Юзефовичем и С.И.Козелом, которая в последующем стала полноценной Русской гимназией, оставившей яркий след в истории Бреста. В том же 1919-м создавали также польские и еврейские учебные заведения.

Что посеешь…

А вот с чем обращались местные жители в магистрат в том году. 7 марта Абрам-Арон Лихтигер пишет властям: «Имею честь покорнейше просить Магистрат предоставить в мое пользование место между Тополевой и Збироговоской улицей для установления на нем будки с целью продажи в ней разных мясных товаров».

3 мая Иосиф Фарбман просит картофель для посадки. Софья Крейбих и Мордух Гингольд просят отдать под посадку картофеля полдесятины земли за еврейским кладбищем, огороженным со всех сторон колючей проволокой. Берко Соколовский просит выделить под бульбу участок у реки. Александр Костюк обращается за свидетельством на право покупки коня.

9 мая Берко Щедровицкий, бывший экспедитор, просит дать разрешение на продажу рыбы и раков.

27 мая Давид Райтман с улицы Шоссейной уведомляет, что на пахотной земле, отведённой ему бывшими немецкими властями, он засеял лично шесть пудов десять фунтов ржи.
Жизнь продолжается…

Источник информации: Подготовил Николай АЛЕКСАНДРОВ, «Брестский вестник».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

27.09.2019.
Теги:
Просмотров:
----------------------
► Присоединяйтесь к нашему каналу Telegram и сообществу Viber

По этой же теме:

 

Комментарии

Возможность комментирования доступна только для зарегистрированных пользователей. Это бесплатно. Присоединяйтесь!

Уже зарегистрированы? Нажмите войти. Если что-то не получается - Руководство по регистрации.


Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: