Авто

Июн 08

Было время, всего пятьдесят с небольшим лет назад, когда на сто тысяч жителей Советского Союза приходилось пятнадцать легковых автомобилей. Даже те, кто помнит, вспоминать об этом не хотят.

Ведь нам уже показали стандарт из-за Буга: автомобиль у мужа, автомобиль у жены, игрушечный самосвальчик у сына. На сегодняшний день зарубежным стандартам соответствуют преимущественно дети – у иных под кроватью целые автопарки спрятаны. Но и автоголод 70-х нам, наверное, пока не грозит.

Доктор автохаус – пациент, скорее, жив

Еще совсем недавно, когда не только ангел на памятнике тысячелетию Бреста смотрел на запад, покупка автомобилей частными лицами носила прямо-таки повальный характер. Автомобильные рынки Германии, Венгрии, даже Польши настолько привыкли к русской речи, что наловчились кое-что понимать. Например, отправляется туристический автобус на Балатон (озеро в Венгрии), под завязку заполненный пассажирами. Через несколько дней возвращается почти пустым. Просто туристы таким путем попадали на вторичный рынок автомобилей, закупались и возвращались обратно уже на своих четырех колесах.

Сегодня многим из нас остается, подобно ангелу с памятника, только поглядывать в сторону Буга. Но, как учили марксисты, нет такого деяния, на которое не отважится капиталист ради получения прибыли. А у нас с рабочими кадрами не все хорошо, вот капиталистов – пруд пруди. В том числе и на вторичном рынке машин. Вторичный рынок – это автомобили бывшие в употреблении, по-народному «бэушки». Дни, когда кто-то мог претендовать на покупку абсолютно нового, только с конвейера, автомобиля, прошли. Даже тот субъект хозяйствования, что называет себя «салон», торгует комиссионным товаром. Других авто у них для нас нет. Да что там мы? Россияне со своими тремя заводами, выпускающими легковушки, гоняются за иномарками. В том числе приезжали и в Брест. Правда, после 2022 года поток иссяк, но дело, вероятно, не только в патриотизме.

На сегодняшний день в областном центре работают около десятка автохаусов. Открыты в режиме обычных магазинов, то есть с утра до 19-20 часов. Торговля идет в спокойном ритме. Нет ажиотажного спроса, но и пустынных, то есть безлюдных торговых площадок не наблюдается. При достаточно большом разбросе цен неизменным остается классическое рыночное противоречие: покупатель хочет подешевле и поновее, чего хочет продавец, объяснять не надо. Однако идеала нет, тем более, на рынке «бэушек». На авторыночном сленге разбежка цен именуется «верх рынка», «низ рынка» — самая высокая цена и самая низкая. У нас потолок цены – 25 000 долларов, ее плинтус – одна тысяча. Сделок с такими суммами не было в нашем регионе давненько.

На разных площадках ситуация, конечно, различная, но средний сегмент цен колеблется от 5000 до 20 000 долларов за автомобиль. Есть еще один нюанс разброса цен. Кто-то пригнал одну машину и хотел бы сразу на ней немножко нажиться, для этого задирает цену. У другого перегон транспорта поставлен на поток, и он может продать дешевле за счет количества «тачек».

С учетом непростой внешнеполитической ситуации возникает вопрос: как иномарки, все эти «европы», «америки», попадают в Беларусь? Работники автомобильных комиссионок отвечали на вопрос уклончиво. Скорее всего, некоторые каналы поставки не хочется обнародовать чисто из соображений экономической выгоды. Кто-то говорил, что машины идут к нам через Литву. Другие уверяли: можно и через Польшу проехать, если все документы в порядке и есть подтверждение, что автомобиль едет в Беларусь, а не направляется транзитом в Россию. А еще, говорят, за границей продавцы тоже обеспокоены. Крупным автохаусам Германии и Литвы не хватает покупателей, в том числе с востока. А своим попробуй впихни машинку «секонд-хенд»!

Маленькие хитрости большого торга

Народная молва порой бескомпромиссна. Есть такая поговорка: на базаре два дурака – тот, что продает, и тот, что покупает. Получается, все мы малость того. Видимо, поэтому пока простенький «майбах» нам не по карману, да и пять тысяч на какой-то «пежо» не просто вынимаются из кармана. Но ситуация такова, что продавцы «бэушек» ориентируются в основном на внутренний рынок. Абрамовичи у нас не растут, вот и приходится ориентироваться на средние возможности среднего белоруса.

Лучше всего, конечно, расчет сразу и полностью, но часто приходится заключать сделки на продажу в кредит или по лизингу. Сегодня до 80 процентов сделок совершаются именно таким образом. Кредит как экономическая категория нам более-менее понятен. Два слова о лизинге. Лизинг в нашем случае – долгосрочная аренда машин, оборудования, транспортных средств, при которой арендатор (покупатель) постепенно погашает задолженность по мере использования имущества, по окончании срока лизингового контракта может выкупить авто по остаточной стоимости. Относительная бедность богатеньких белорусов породила еще один вид сделки на территории автохауса. Это – обмен старого автомобиля на более новый с доплатой. К примеру, Петя покупает в фирме автомобиль 2019 года выпуска, оставляет свою машину 2008 года, платит разницу и уезжает. Его автомобиль автохаус продает как свой.

Не обходится данный вид бизнеса и без своих хитрых жучков. Простейшие – это перекупщики. Они «пасутся» на рынках в поисках автомашины, что продается по цене ниже рыночной. Найдут – оперативно выкупят и перепродают уже по другой цене. Порой в том же самом автохаусе. Здесь криминала нет, всего лишь закон рынка в его классическом воплощении. Встречаются перекупщики из России. Они скрывают свои истинные цели, уверяют, что покупают машину для себя любимых. Но таких вычисляют сразу по одному признаку – сразу начинают торговаться.

Встречались брестские торговцы и с откровенным жульничеством. Скажем, человек хочет купить автомобиль. Но хочется и колется – из-за цены. Человек размышляет, советуется с близкими и друзьями. И вот находится такой «добрый» сосед. Он звонит в автохаус, где уже был и приценивался покупатель, и говорит: хотите продать машину такому-то, тогда с вас столько-то условных единиц за помощь. А будет та помощь или нет – бог весть.

Так что, можно сказать, дефицита автомобилей на брестском авторынке и прилегающих территориях пока нет. Более того, рынок «европы» перенасыщен из-за того, что существенно уменьшился поток покупателей из России. Что будет дальше?

Все менеджеры продаж автомобилей предрекают: на вторичный рынок автомобилей все увереннее наступает Китай. Правда, уже попробовавшие восточную технику россияне говорят, что партнеры из Поднебесной не готовят свои автомобили для эксплуатации на дорогах России и Беларуси. Соответственно, изнашиваются и ломаются «китайцы» на наших дорогах быстрее, чем у себя на родине. Впрочем, все ли мы доподлинно знаем о китайских дорогах? А вот о том, как в Европе готовили автомобили для поставок в страны СНГ, многие ныне вспоминают. Наверное, с ностальгией.

Источник информации: Иван ОРЛОВ, "Вечерний Брест".

08.06.2024.
Больше интересного - у нас в Telegram https://t.me/brestcity

Новости по теме:
***
Подпишитесь на Новости Бреста в Google
Читайте БрестСИТИ в Яндекс.Новости
----------------------
Понравилась новость? Поделитесь с друзьями:

Наш канал в Viber и Telegram. Присоединяйтесь!
Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро


ПОПУЛЯРНОЕ ЗА НЕДЕЛЮ

Если блок популярных новостей здесь не отображается - отключите в браузере блокировщик рекламы.

Яндекс.Метрика