Pochta Atlant Udachnik
Мар 16

Звонок в дверьПодавать милостыню или нет? – вопрос существует ровно столько, сколько есть те, кому нужна помощь, и те, кто хочет или может помочь. Мы уже привыкли видеть просящего человека на улице или возле церкви, а когда за милостыней обращаются адресно, т.е. непосредственно приходят к вам домой, ситуация меняется. На улице можно пройти мимо, а как отказать тому, кто позвонил в дверь.

Первый визит просящей женщины пришелся на время перед новогодними праздниками. На пороге женщина, скромно одетая, лет 35, с заплаканным ребенком на руках. Она просила поесть... Честно говоря, в такой ситуации я была первый раз, поэтому поначалу растерялась. Закрыть дверь перед крохой, которой на вид года два, я не смогла. Да и женщина уходить не торопилась. Я дала немного денег. Она поинтересовалась, нет ли какой-нибудь ненужной одежды. Получив отрицательный ответ, гостья попросила еды.

Раз пошел такой разговор, поинтересовалась и я: кто такие и откуда? И уж тем более, каким образом оказались в одном из микрорайонов Бреста? Женщина начала плакать. Никакой информации получить не удалось. Сквозь слезы уже начиная злиться, спросила: «Денег еще дадите?» Как спросила, так я и ответила: «Нет!» Женщина демонстративно развернулась и пошла к лифту. Потом подумала, правильно ли я сделала, может у нее просто нервы сдали? А вдруг ей очень нужна была помощь, а я с ней так поступила?

А ровно через две недели, опять в выходной день в дверь позвонила еще одна гостья. Женщина лет 45 — 50. И сразу с порога: «Деточка, дай Бог тебе здоровья. Допоможи, скильки можешь...» Говорила она очень быстро и невнятно. Текст напоминал «домашнюю заготовку». Тут уже я не растерялась.

— А что у вас случилось? – интересуюсь у нее.
— Мы беженцы с Украины, поможи,... — продолжала просить женщина.
— Откуда из Украины, где в Бресте остановились, куда уже обращались за помощью и, в конце концов, как оказались в этом районе, на этой улице?

Мои вопросы явно не понравился женщине, и она ответила как говориться, «не под запись». Развернулась и ушла. Но ушла… к соседям. В это время дети-двойняшки, мальчик и девочка шестиклассники, были сами дома. Я это точно знала. Поэтому, когда уговоры «впустить в квартиру» за дверью приобрели не просто настойчивый, а приказной характер, пришлось вмешаться.

На моё «Я щас милицию вызову» женщина отреагировала с ухмылкой, и прокляв меня в очередной раз, все-таки оставила намерение попасть в соседскую квартиру.

Через пару дней у подъезда молодые мамы с колясками негодовали по поводу того, что домофон не спасает от нежданных гостей, а подъезд — как проходной двор. Обсуждали и «беженцев». Тут уж мнения разделились фифти-фифти. Одна соседка дала 10 тысяч, другая — 50… А третья и вовсе дверь не открыла.

— Это цыгане ходят, деньги клянчат, а наши сердобольные ведутся на их «сказки», — высказывает свое мнение сосед, присоединившийся к нашей дискуссии. – Район новый, молодой, у всех дети. Они на жалость бьют и глупостью людской пользуются. Вы посмотрите, приходят в одно и то же время. Как дизель из Заболотья приезжает, так и пошли по домам. Никакие они не украинские беженцы, цыгане из деревень на промысел свой приезжают.

Вроде бы оно и так, как сказал мужчина, но тень сомнения закралась в душу каждой из нас. Одни задумались о том, что зря пожертвовали, пусть и немного, но своих кровных. Другие, кто проигнорировал просьбу о помощи, усомнились: «А что, если поступили неправильно?»

Недавно иностранные СМИ распространили новость о том, что правительство Норвегии решило очистить свою страну от криминальных группировок, зарабатывающих на попрошайках. Теперь бездомным и нищим, просящим подаяние, грозит тюремный срок от шести месяцев до одного года. Такое же наказание ожидает и тех, кто подает милостыню. Большинство депутатов норвежского парламента поддержали эту инициативу.

Подобных планов у белорусских парламентариев нет. Так как явление это в нашей стране носит не системный характер, не создает большого неудобства для граждан, не порождает в обществе конфликтность. Наказания за попрошайничество или запрета на него в белорусском законодательстве нет, если эти действия не приобретают формы, нарушающие общественный порядок. Подача милостыни – это одна из форм проявления милосердия, которая находится вне сфер правового регулирования.

Женщины с детьми и без продолжают просить денег, что-нибудь из одежды, а иногда еду в нашем районе. Помогать и нет? Если да, то как? Скоро снова выходные и на пороге, возможно, вновь появятся те, кто просят.

Автор: Ольга СВИРИДОВИЧ, «Заря».



ОПРОС

16.03.2015.
Теги: ,
Просмотров:
----------------------
► Присоединяйтесь к нашему каналу Telegram и сообществу Viber

По этой же теме:

 

Вам будет интересно


Комментарий к “Лже-беженцы с Украины наживаются на доверчивых брестчанах (+опрос)”

  1. 1. admin :

    Судя по результатам опроса, большинство, видимо, дверь незнакомым вообще не открывает)

Комментарии

Возможность комментирования доступна только для зарегистрированных пользователей. Это бесплатно. Присоединяйтесь!

Уже зарегистрированы? Нажмите войти.